misle.ru страница 1страница 2 ... страница 39страница 40
скачать файл

www.koob.ru

АГНИ ЙОГА. СИМФОНИЯ

ИНДЕКС-СЛОВАРЬ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ЛИСТЫ САДА МОРИИ. ЗОВ

ЛИСТЫ САДА МОРИИ. ОЗАРЕНИЕ

ОБЩИНА

ЗНАКИ АГНИ ЙОГИ*

БЕСПРЕДЕЛЬНОСТЬ (1, 2)


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

КНИГА I

"БЕЛОВОДЬЕ"

Москва 1997 г.

Автор словаря-путеводителя: С. Ключников

Составитель индекса: А. Балабанов

Редакция выражает благодарность всем, принимавшим участие в работе над книгой:
О. Айтмамбетовой, С. Бессонову, В. Вергуну, Г. Дмитриевой, Л. Золотухиной, Л. Круглавой, Т. Степанец.

(с) Агни Йога. Симфония – М.: Беловодье, 1997. – 528 с.



Книга представляет собой научно-справочное издание, в котором впервые сделана попытка прокомментировать тексты Агни Йоги как уникального памятника духовной литературы и религиозно-философской мысли Востока и Запада. Она содержит индекс понятий Учения, словарь путеводитель, комментарии к малоизвестным терминам и символам Агни Йоги и примыкающих к ней эзотерических систем. Принципиальная новизна работы состоит в соединении академического подхода и популярности изложения, делающих симфонию интересной и доступной для широкого круга читателей.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ОГЛАВЛЕНИЕ

Сложность восприятия Учения
Эволюционная необходимость в индексе к Учению
Словарь Агни Йоги – словарь будущего
Симфония сакральных текстов
Структура путеводителя по Агни Йоге
Священные символы Агни Йоги
Примечания или толкования?
ЛИСТЫ САДА МОРИИ. ЗОВ

СЛОВАРЬ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ИНДЕКС
ЛИСТЫ САДА МОРИИ. ОЗАРЕНИЕ

СЛОВАРЬ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ИНДЕКС
ОБЩИНА

СЛОВАРЬ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ИНДЕКС
ЗНАКИ АГНИ ЙОГИ

СЛОВАРЬ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ИНДЕКС
БЕСПРЕДЕЛЬНОСТЬ

СЛОВАРЬ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

ИНДЕКС

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

СИМФОНИЯ АГНИ ЙОГИ


Сложность восприятия Учения

Учение Живой Этики (Агни Йоги), представляющее собой четырнадцатитомное огненное провозвестие последнего столетия, не один раз сравнивается Великими Учителями с океаном, вмещающим в себя все. Это океан мысли, океан знаний, океан любви, океан космического сознания. Огненный океан Агни Йоги имеет множество слоев и уровней, подводных течений и глубинных законов. Действительно, несмотря на относительную простоту своей стилистики, Учение сложно по своему строению и велико по объему. Тексты Агни Йоги составляют примерно три с половиной тысячи страниц насыщенной информации. Е. И. Рерих утверждала, что Учение – это уникальный сплав лучших человеческих исканий и духовной мудрости Высших Откровений, синтез мировых религий и эзотерических учений. По сути, Учение – это квинтэссенция опыта человечества, сплав онтологии, этики, духовной культуры, содержащий древние мифы, легенды, богатейшую символику, множество новых понятий, образов, географических названий, известных и неизвестных имен, исторических сведений, понятий. Чтобы успешно переплыть этот огромный океан духа, необходимо вместить сосредоточенные в Учении уникальные знания. Увы, это нелегко современному российскому читателю, в течение десятилетий отрезанному от возможностей глубоко и свободно изучать сакральные знания. Известно, что книги Агни Йоги, появившиеся в 20-30 годы нашего столетия на русском языке в Европе, отечественная эмиграция, в целом более образованная, чем наши современники, восприняла с трудом. Среди множества причин этого факта нельзя не выделить чисто информационный аспект восприятия – радикальная новизна текстов Учения и его насыщенность неизвестными сведениями и незнакомыми понятиями. Что же можно сказать о российском читателе, в течение десятилетий лишенного свободного доступа к эзотерическим учениям?

Между тем, для того, чтобы усвоить и более успешно применить Агни Йогу в жизни, необходимо иметь не только горячее эмоциональное желание, но ещё и определенный запас знаний, культуры, образованности, причём именно в духовной сфере. Прекрасный пример подобного подхода подают нам Н. К. и Е. И. Рерихи – люди блестяще образованные в отечественной и мировой культуре. Каждый термин, имя, понятие, миф или символ, встречающиеся в Учении, были им хорошо известны, причём не только в размерах той, иногда незначительной информации, которая содержится о них в книгах Агни Йоги, но гораздо подробнее, на уровне энциклопедической образованности. Можно с уверенностью утверждать, что помимо других важных задач Учение нацеливает человека на овладение вершинами мировой культуры. Они ни в коем случае не приветствует такую ситуацию, когда последователи Провозвестия ХХ века читают только книги Агни Йоги и не желают ничего знать больше. Во всех случаях проявления сектантства, узости, догматизма постижение глубин огненного Учения было бы невозможно и противоречило бы духу мировоззрения Новой Эпохи, как называл Агни Йогу её популяризатор и комментатор А. И. Клизовский. К сожалению, приобрести хорошее интеллектуально-духовное образование непросто, тем более за короткий период и в наши дни, когда, как говорят, "времени больше нет, остались только сроки".

Как показывает опыт наблюдения за всеми, кто каким-то образом причастен к рериховскому движению или интересуется Учением самостоятельно, трудности, связанные с чтением книг Агни Йоги существуют не только у тех, кто сталкивается с ней впервые, но и у большинства так называемых последователей. Слишком много в Учении иноязычных слов, древних понятий, современных терминов, восточных сакральных символов, легенд, имен, необъясненных мест, загадок, намеков, фигур умолчания. Слишком часто приходится ударяться сознанием об эту новизну, неясности, криптограммы. Ведь "Живая Этика", по словам Л. В. Шапошниковой, "синтетически объединила древние и современные знания, умопомрачительную мудрость Востока и научную мысль Запада". Некоторые заинтересованные читатели Учения (и их число довольно велико) признаются, что именно по причине невозможности объяснить упомянутую неизвестную информацию они привыкли при чтении обходить сложные места, параграфы и страницы. А подолгу рыться в книгах и специальных справочниках далеко не у всех есть возможность.

Кроме того, внешняя бессистемность композиции Учения подтверждает его сравнение с океаном и усугубляет растерянность многих, изучающих Агни Йогу и не способных найти ориентиры и вехи на пути, помогающие достичь цели. Как можно оперативно отыскать то или иное необходимое слово или символ, как составить последовательные подборки на одну и ту же тему по нескольким книгам, если отсутствует индекс или симфония основных понятий Учения? Иначе говоря, как можно успешно изучать Агни Йогу, если нет крайне важных подручных средств подобного изучения – индекса и объяснительного словаря, построенного как примечания к новым словам и символам?

Эволюционная необходимость в индексе к Учению

Между тем, Е. И. Рерих отчётливо понимала необходимость подобной работы. Вот несколько её высказываний по этому поводу:

"Заинтересовался ли кто сделать индекс для всех русских книг Учения? Ведь эту работу могли бы сделать русские ученицы и последовательницы Учения. Такая работа совершенно необходима" (Письма, 17.09.38).

"Да, совершенно необходимо иметь индексы ко всем книгам Учения. Следующую книгу "Братство" нужно выпустить уже с индексом" (Письма, 12.IV.54).

"Очень радуюсь индексу. Родные, совершенно необходимо иметь индекс для всех книг Учения" (Письма, 10.XII.54).

Подобная заинтересованность была продиктована не только личным желанием Е. И. Рерих, но и Волей Великого Учителя:

"Надеюсь, что индекс к Агни Йоге поспеет, ибо Вл. хочет видеть эту работу <...> при новом издании" (Письма, 16.IX.53).

Матерь Агни Йоги мечтала, чтобы книги Учения выходили в свет с индексом всех понятий в конце каждого из четырнадцати томов. При этом она ссылалась на то, что сейчас, в наши дни, "ни одна серьезная книга уже не выходит без более или менее полного индекса, и это так помогает при изучении труда" (Письма, 17.09.38). Поскольку такие издания называются в мировой практике книгоиздательства научными, можно с уверенностью сказать, что Е. И. Рерих хотела бы, чтобы Учение, содержащее в себе множество чисто научных понятий, вышло бы в свет именно таким образом. Вместе с тем, она придавала индексу столь большое значение, что в случае невозможности его издания в конце книги (из-за сроков или из-за слишком большого формата книги) была готова предложить своим сотрудникам – издателям Учения – другой выход:

"Индекс, конечно, можно печатать отдельно, чтобы не задерживать выход книги. Но если печатать вместе, то придется изменить формат книги, иначе она будет несуразна, слишком толстая. Очень подумайте и сообразите и прикиньте формат книги" (Письма, 12.VII. 53).

"Также приложение индекса к новому изданию Агни Йоги было бы очень уместно. Но опасаюсь, что это слишком задержит выход книги, потому лучше не задерживать. Можно будет издать индекс отдельно" (Письма, 17.VI.53).

Итак, после содержания, в конце книги или отдельно от неё, но индекс, или симфония всех книг, должен быть издан – такова воля Е. И. Рерих и Великих Учителей. До сих пор эта воля не выполнена в полной мере, хотя появление "Тематического Указателя по Живой Этике" (Рига, 1996 г.) – большое событие и важный шаг. Вместе с тем – и это признают и сами составители данной книги – она нуждается в продолжении, а значит не является полной. Об этом говорила и сама Е. И. Рерих, знакомая с первоначальной версией этого индекса ещё в рукописном виде:

"Конечно, слишком упрощенный индекс, который я имею из Риги, хотя и помогает, но всё же мало облегчает поиски слова в нужном смысле" (Письма, 12.XII.53).

Словарь Агни Йоги – словарь будущего

Представляется, что наиболее точным способом выполнения воли Е. И. Рерих, было бы полное научное издание всех книг Учения с индексом основных понятий каждого тома в его конце, с объяснительным словарем и примечаниями. Кстати, пожелание, чтобы подобный словарь и примечания, связанные с основными понятиями Учения, были составлены и появились в свет, присутствует и в книгах Агни Йоги, и в письмах Е. И. Рерих:

"Многие старые понятия неприемлемы для нового народного сознания и не могут входить в словарь будущего. Новый мир требует новых понятий, новых форм и определительных" (Письма, 15.4.34).

"Явление сердца ещё недавно являлось почти магическим, и люди узкой науки сторонились, чтобы не прослыть мечтателями. Целый словарь можно составить из изгнанных ценнейших понятий. Пожелаем ученым быть свободнее" (Надземное, §912).

"Язык есть летопись народа, словарь есть история Культуры" (Мир Огненный III, §231).

"... хорошо было бы выбрать самые доступные темы из книг Учения и скомпилировать небольшие беседы и книжечки с добавлением своих комментариев и примеров на языке, понятном для масс. <...> Нужно уметь стать понятным народу" (Письма, 8.IX.34).

"Также прекрасна и весьма полезна Ваша мысль о составлении оккультно-эзотерического словаря. Но, конечно, не торопитесь с этим. Лучше немного повременить, но изучать как можно полнее. Вы, вероятно, знаете о существовании такого словаря на английском языке, в котором принимала участие Е. П. Блаватская, и, мне кажется, что она успела просмотреть, проредактировать до буквы "П" включительно. <...> Также во Франции имелся ценный труд – Словарь "Pxea" (Rhia). Участники – выдающиеся ученые, потому много прекрасных объяснений научных и эзотерических терминов. Издание это теософское, в Париже. С удовольствием дам Вам пояснение новых терминов в книгах Живой Этики" (Письма, 6.XI.48).

Симфония сакральных текстов

Однако, несмотря на прошедшие со дня выходя последней книги Учения (Надземное) почти шестьдесят лет (целый цикл, согласно буддизму!), такой работы на русском языке не появилось. И это при том, что практически любой священный текст религий мира (Библия, Коран, Бхагаватгита и др.) имеет подробные примечания (не говоря уже о комментариях), справочные и объяснительные словари, путеводители на всех языках мира и, наконец, симфонии (о чем мечтала Е. И. Рерих). Иногда подобные примечания, комментарии и словари публикуются в конце книги (так произошло со знаменитым ашхабадским изданием священной книги индуизма Бхагаватгиты, украшенной комментариями переводчика академика Б. Л. Смирнова), но чаще выходят отдельно. В этом случае они называются симфониями, причём Е. И. Рерих, мечтавшая о появлении подобной работы, также употребляла это слово. Что оно должно означать применительно к текстам Агни Йоги, и какие принципы построения симфонии будут наиболее плодотворными?

Православный священник Г. Дьяченко, автор "Практической симфонии для проповедников Слова Божия" определяет данное понятие следующим образом:

"Симфония в переводе на русский язык значит согласие, то есть согласование, собранное воедино, в алфавитном порядке всех речений, всех слов в св. Писании, причём цитаты, относящиеся к тому или другому речению, приводятся или в целом предложении, или в отдельной фразе, в порядке книг, их глав и стихов".

Первыми симфониями Библии, дошедшими до наших дней, являются труды св. Антония Падуанского и доминиканского монаха Гуго де Санто-Каро, живших в XIII в. Наиболее известные ветхо- и новозаветные версии симфоний на русском языке принадлежали А. Кантемиру, П. Гильтенбранту, автору "Справочного и объяснительного словаря к Новому Завету", а также профессору А. Лопухину. Несмотря на строгость церковного подхода к толкованию Священного Писания, все перечисленные работы, включая указанный выше труд Г.Дьяченко, были построены на разных принципах группирования материала. В одном случае, это принцип так называемого "параллелизма" (объяснение трудных мест Святого Писания через указание на параллельные, более ясные и понятные места с помощью цитат), в другом случае – это приведение полных текстов духовных стихов, а не начальных слов, в третьем случае – это объединение текстов по их логическому родству, а не по алфавиту, как было сделано в другой, не менее ценной работе. Очевидно, что разные подходы есть следствие разных целей и задач, стоявших перед составителями.

Одно это свидетельствует о том, насколько различным может быть подход к составлению полной симфонии Учения Агни Йоги, которая обязательно должна включать в себя индекс всех слов как важнейший составной элемент, но вместе с тем не сводится к голому перечислению слов и предлагает наличие содержательной части: параллельных мест, объясняющих одни понятия, случаи и параграфы через другие, толкового словаря, необходимых примечаний. Принципы построения агнийогической симфонии должны вытекать из тех задач, которые она может выполнять и той пользы, которая она будет приносить всем, изучающим Учение. Симфония должна служить удобным инструментом для поиска и быстрейшего нахождения нужного слова. Она должна включать в себя такой индекс, который помог бы человеку при необходимости составить тематическую выборку по тем или иным понятиям, выявить логику эволюции определенной идеи, проанализировать частотность встречаемых в Учении слов.

Если пойти по наиболее привычному пути, предлагаемому большинством подобных путеводителей, указывающих одно слово или понятие, а затем номера тех страниц или параграфов, где оно в Учении встречается, то подобный подход вызвал бы значительные затруднения и неудобства. Во-первых, это сделало бы многие блоки индексированных понятий чрезвычайно громоздкими и неподходящими для восприятия и малопригодными для работы. Во-вторых, потерялись для восприятия границы между книгами, всегда настолько тщательно оберегаемые Учителями, что они постоянно заставляли своих издателей Рерихов ставить на каждой книге дату окончания труда над ней. Потому индекс, сделанный как бы отдельно к каждой книге, очень удобен для практической работы и помимо других выгод и преимуществ позволяет наглядно и практически немедленно увидеть частоту употребления тех или иных понятий и, следовательно, осознать особенности смыслового поля данного тома Учения.

Призыв Е. И. Рерих, при составлении индекса "упомянуть не только одно слово, встречающееся на определенных страницах, но и все сочетания его, то есть когда приведены два, три слова, следующие за ним, указывающие на новую комбинацию его", на сегодняшний момент остался нереализованным в нашей симфонии прежде всего потому, что это сделало бы данное и без того объёмное издание совершенно неподъёмным по размеру: видимо, подобный труд всё же надо будет сделать в дальнейшем. Однако, мы всё же нашли возможность выполнить пожелание Матери Агни Йоги, хотя и другим способом – мы не просто упоминаем сочетания нескольких слов в разных комбинациях, но мы раскрываем смысл наиболее важных сочетаний, особый упор делая на прояснение контекста.

Объяснительный словарь симфонии также должен иметь свои отличительные черты: многие понятий Агни Йоги сложны и многозначны именно благодаря тому контексту, в котором они встречаются. Потому традиционные рамки словарей для объяснения слов Учения могут оказаться слишком тесными. Благоприятным способом разрешения данной проблемы, по-видимому, будет изменение структуры словаря – во многих случаях он должен объяснять не сами по себе понятия, оторванные от контекста, а предложения, неясные места, сложные нюансы смысла, то есть весь контекст того или иного слова и понятия.

Структура путеводителя по Агни Йоге

Творческая группа центра "Беловодье" в течение нескольких лет работала над созданием наиболее совершенной симфонии всех книг Учения. (Работу над индексом понятий Учения вели А. Балабанов и Т. Платонова, над примечаниями и комментариями – С. Ключников.) Приступая к работе, наш коллектив столкнулся с рядом вопросов: каким правилам нам следовать? какие части речи включать в индекс? что считать главным и необходимым? Внимательно изучив письма Е. И. Рерих, мы решили следовать её указаниям:

"Относительно индекса делайте, родные, как можно проще. Совершенно достаточно перечислить лишь номера страниц, где то или иное понятие встречается" (Письма, 16.11.54).

Так как слово "понятие" в русском языке в первую очередь относится к существительным, то мы включили в индекс все существительные, встречающиеся в тексте. Упор, сделанный в нашем индексе на существительные объясняется не только смысловым, информационным и чисто логическим фактором, который существительные, по сравнению с другими частями речи, выражают наиболее полно. Выбор в пользу существительных вполне объясним с точки зрения метафизики языка. Существительное – это, прежде всего, субъект, носитель активного начала, языковая сущность, в наибольшей степени несущая в себе отблеск Божественного Слова, Логоса. Именно существительные, встречающиеся в каждой книге Учения и приведенные в индексе, позволяют лучше всего понять сущность Агни Йоги. Все остальные части речи, за исключением глаголов, в общем виде относятся к существительным примерно так же, как оболочки относятся к сущности.

Ещё в индекс вошли имена собственные (в том числе географические названия), числительные, прилагательные, обозначающие цвет, некоторые слова, имеющие ключевое значение для данных параграфов.

Если Учение – это океан, то его изучение, познание и попытка его применения есть путь. Об этом говорила провозвестница Агни Йоги Е. И. Рерих: "Учение всегда приравнивается к Пути, ученики – к путникам, странникам" (Письма, 12.VII.50). В другом месте с понятием пути отождествляется сама жизнь человека, а Учение называется "светом на пути". Иногда Учение и Учитель сравниваются с "Путеводителем", оберегающим человека от опасности ввергнуться в бездну. Таким образом, можно сделать вывод: как жизнь для того, чтобы можно было успешно идти сквозь неё к цели, нуждается в Путеводителе в виде Учителя и Учения, так и само Учение Агни Йоги для того, чтобы его успешно постигать и применять, нуждается в путеводителе в виде симфонии, состоящей из индекса и словаря понятий, дополненного смысловыми примечаниями и разъяснениями неясных мест и терминов. Если индекс – это инвентаризационный список всех слов с чисто количественной внешней стороны, то примечания и разъяснения – это инвентаризация всех наиболее важных и узловых смыслов, заложенных в Учении. Речь идёт о смыслах, принадлежащих к новым неизвестным (и малоизвестным) словам и понятиям и всем известным знакомым словам, которые, однако, помимо буквального, доступного для любого сознания, значения, имеют ещё и тайное, сокровенное и, как его называют, символическое значение. В путеводителе объяснению и расшифровке подвергаются:



  1. неизвестные и малоизвестные слова и понятия, имеющие как отечественное, так и иностранное происхождение;

  2. исторические лица, имена собственные;

  3. географические названия;

  4. архаическая, настолько устаревшая, лексика, вышедшая из оборота активного словоупотребления, и потому слабо известная большинству людей;

  5. специальные термины научно-технического характера;

  6. слова с восточными, в основном индо-тибетскими корнями;

  7. слова-символы, как правило, известные для всех, или, по крайней мере, для большинства, но имеющие глубинное сакральное значение, обычно неизвестное людям (круг, крест, квадрат, спираль, башня, Мировое дерево, полюс или, например, так называемые алхимические символы – андрогин, голубь, дракон, единорог, жаба, кадуцей, лев, орел, павлин, пеликан, сера, ртуть, свинец, серебро, Солнце, Феникс) и многие другие;

  8. неясные и непонятные на стилистическом и смысловом уровнях места Учения.

Если с первыми шестью подлежащими разъяснению и расшифровке пунктами путеводителя подобной направленности, как наш, все более или менее ясно, то последние два пункта требуют отдельного разговора.

Священные символы Агни Йоги

Чтобы ответить на вопрос – есть ли необходимость в объяснении символов Агни Йоги в данном путеводителе, полезно посмотреть, а что думает на этот счет само Учение? Книга Сердце подчеркивает роль символов в сознании преображения как цели бытия:

"Нет ничего удивительного, если движение физическое преображается в духовное. Не забудем символ преображение, в котором показано претворение физического бытия в тонкое. Множество символов явлено как вехи эволюции, но человечество принимает их отвлеченно" (§245).

В первой части книги Мир Огненный говорится о связи между земными и огненными символами:

"Можно заметить во всех Заветах, как под символами земными, обиходными скрыты великие понятия Огненного Мира. Разве город должен быть непременно земным, или корова должна непременно напоминать лишь о земных стадах, или молоко лишь земное, или змеи из земли? Можно найти множество таких напоминаний среди всех Учений. Причина их как в несказуемом понятии Огненного Мира, так же и в том, что писатели и читатели знали условные обозначения, забытые в веках" (§470).

А вот, что говорит следующая, вторая часть книги Мир Огненный о спасительной, предупреждающей роли символов:

"Если нужен был язык символа, значит сейчас был бы неполезен обычный способ сообщения. Тогда говорю – запишите символ и держите его в памяти, когда придёт час приложения его. <...> Нужно полюбить спасительные вехи, которые вспыхнут в сердце при приближении событий" (МО, ч. 2, §214).

"Можно и говорить, и писать о символе, но не следует, чтобы Учитель переменил символ на обычный язык. Мы не опаздываем предупреждениями, когда они необходимы" (МО, ч. 2, §215).

И, наконец, несколько высказываний из книги Аум:

"Понятие символа ничто другое, как напоминание о знаке. Успех целых народов происходит под символом" (§126).

"Много обдуманных символов осталось для нашего понимания. Изучение символов дает понятие о глубине древнего мышления. Если редко находимы остатки старинных приспособлений, иначе говоря, аппаратов, то в символах можно усмотреть нечто гораздо более глубокое, нежели принято допускать" (§395).

"Следует очень внимательно относиться к символам. Они как сокровенные иероглифы хранят сущность великого Мироздания. Обычно люди не умеют обращать внимание на символы. <...> Символы, как знамена, к которым могут сойтись воины, чтобы узнать приказ. Потеря Знамени считалась поражением войска. Также пренебрежение к символам может лишить постижения невыразимого словами. Кроме того, символ есть запоминание целого Учения. Сокровенность символа есть как бы напряжение энергии" (§437).

Между тем, за всю историю исследования рериховского наследия к теме символов всерьез обращались только два человека: Р. Рудзитис в своей книге "Чаша Грааля" и Л. В. Шапошникова в нескольких публикациях, особенно в последней работе "Мудрость веков". Вспомнив обращение Учения к безымянному молодому ученому, решившего собрать из древних источников символы, связанные с огнем, а также призыв Агни Йоги "подобно пчелам собирать мед с разных учений", наш творческий коллектив решил, что объяснение природы символов Агни Йоги на страницах путеводителя, содержащего объяснения и примечания, будет очень полезно, ибо расшифровка символики всегда углубляет сознание и понимание Учения. Подобная работа позволит лучше понять сокровенный мир Учения, осознать связь Агни Йоги с предшествующими традициями и учениями, ибо многие древние символы в неизменном виде перекочевали на страницы Учения. Какому новому переосмыслению должны они подвергнуться в лучах Последнего Огненного Откровения? Попытка понять сокровенную символику Учения помогает лучше увидеть его огромное и богатейшее культурное пространство, прикоснуться к его гностическим пластам, наконец, позволяет лучше почувствовать мир самих Рерихов, для которых книга символов и Книга Жизни с её священными знаками были необычайно близкими родственными понятиями.

Обычно энциклопедией символизма в теософско-эзотерической литературе называют "Тайную Доктрину" Е. П. Блаватской. Однако, четырнадцатитомная серия Агни Йоги, кстати, по общему объему превосходящую "Тайную Доктрину", также является энциклопедией символов.

Вводя в примечания путеводителя объяснения наиболее важных символов древних эзотерических учений, непосредственно пересекающихся с Агни Йогой, и рассматривая контекст, в котором символы существуют, мы очень хорошо осознаем, что, строго говоря, требуется отдельный специальный словарь символов огненного Учения. Потому мы рассматриваем наше работу как первый шаг к этой серьезной цели. Не вдаваясь в детали и подробности, можно уже сейчас в самом общем виде выделить особенности символики Агни Йоги, берущей свои корни от самых древних образов и символов различных культур.

Прежде всего, следует отметить синтетический характер многих символов, возникающих на страницах Учения и представляющих собой мощный сплав символических достижений Востока и Запада – Веданты, индуизма, буддизма, зороастризма, античных мистерий, египетского герметизма, розенкрейцерства, неоплатонизма, кельтской и друидической традиций, эзотерического христианства. Следует помнить, что символы Агни Йоги – это символы переходной эпохи от Рыб к Водолею. Она постепенно проявляет заложенные в ней тенденции и преодолевает прежнюю неопределённость и двойственность, во многом присущую Рыбам. Следовательно, и символы теряют свою амбивалентность и становятся более определёнными, причём, как правило, они тяготеют к светлому началу, к духу. Символы Агни Йоги внутренне целостны, глубоки и онтологичны. Они имеют отчетливую космическую природу, и в них полностью отсутствует психоаналитическая окраска и внутренняя связанность с ядовитыми энергиями подсознания. Эти огненные символы относятся к сфере сверхсознания, к миру духа и потому нацеливают человека на внутреннюю работу по претворению их смысла. Они необычайно просты и насыщены огненной силой, мощным энергетическим зарядом, который помогает извлекать со дна человеческой души, дремлющие в ней внутренние символы, ждущий своего часа для проявления. Процесс овладения внутренними символами и сакральными огненными архетипами становится путем посвящения.

Примечания или толкования?

Другой важный вопрос, который следует осветить – это вопрос примечаний и комментариев. Хотя в приведенных цитатах Е. И. Рерих призывала авторов, пишущих на темы Учения, добавлять к приведенным цитатам из Агни Йоги собственные комментарии, понятно, что это занятие требует предельной осторожности. Вряд ли Матерь Агни Йоги одобрила бы такой подход, при котором точное изложение идей Учения и даже их творческое развитие превращалось бы в художественное самовыражение на эзотерические темы или чисто субъективное толкование текстов. В Учении неоднократно говорится о том, что мировые религии и древние духовные традиции находятся сегодня в кризисном состоянии во многом потому, что на них давит груз наслоений прошлого опыта, состоящих в том числе из обильных толкований, во многом утративших чистый дух Первоисточников. Именно по этому, глубоко ошибочному, пути полной свободы толкования канона пошло западное христианство в своей протестантской версии. В результате под тяжким грузом вековых наслоений оказались духовные сокровища раннего христианства с его нравственной чистотой и высоким гнозисом. И хотя Агни Йоге как учению новому и молодому подобная опасность переизбытка лжетолкований пока не грозит, о ней нужно помнить заранее, тем более, что появление различных комментариев на темы Учения – это совершенно неизбежный исторический процесс. Готовя данный путеводитель, мы исходили из того, что комментарии, какой бы широкий материал они бы ни привлекали, должны быть четкими и точными, и что нельзя переходить границу между комментариями и субъективистским толкованием текстов.

Несмотря на свою основную задачу – помочь всем заинтересованным людям в духовной и практической работе по изучению и применению Учения в жизни – данная симфония и путеводитель составлены таким образом, как если бы они предназначались для научного, выдержанного в академических традициях, издания Агни Йоги. Вначале идёт более или менее развернутая аннотация к каждой книге, затем подробные примечания и, наконец, индекс всех слов или понятий. Будем надеяться, что времена появления такого академического издания Агни Йоги уже не за горами, и тогда наша работа пригодится для полного или частичного включения в него. Разумеется, эта работа не может быть законченной, и мы предлагаем всем заинтересованным людям подключиться к ней.

Вполне возможно, если Агни Йога будет откомментирована и издана в свет именно как литературный памятник, скептическое отношение к ней со стороны некоторых представителей ученого мира будет изменено в лучшую сторону. Станут более понятными древние корни Учения, его связи с сакральными знаниями.

При составлении примечаний и объяснений символов Агни Йоги мы пользовались следующей по преимуществу справочной литературой (в списке указаны современные годы изданий и переизданий): Е. П. Блаватская "Теософский словарь", М., 1994; "Мифы народов мира. Энциклопедия", М., 1992; "Мифологический словарь", М., 1991; Х. Керлот "Словарь символов", М., 1994; Дж. Купер "Энциклопедия символов", М., 1995; Г. Бидерман "Энциклопедия символов", М., 1996; Р. Генон "Символы священной науки", М., 1997; М. Холл "Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии", Новосибирск, 1992; "Истоки Тайноведения. Справочник по оккультизму", Симферополь, 1994; Ф. Гудман "Магические символы", М., 1995; Д. Лауэнштейн "Элевзинские мистерии", М., 1996; Семира и В. Веташ "Астрология и мифология", Воронеж, 1994; "Мифы и легенды Америки", Саратов, 1996; "Славянская мифология. Энциклопедический словарь", М., 1995; А. С. Фамицин "Божества древних славян", СПб, 1995; "Теории и символы алхимиков", М., 1995; А. Леман "Иллюстрированная история суеверий и волшебства от древности до наших дней", Киев, 1993; "Масонство в его прошлом и настоящем", М., 1991; Э. Леви "История магии", М., 1995; Фулканелли "Тайны готических соборов", М., 1996; М. Элиаде "Космос и история", М., 1987; М. Элиаде "Аспекты мифа", М., 1995; М. Элиаде "Мифы. Сновидения мистерий", М., 1996; К. Г. Юнг "Архетип и символ", М., 1991; У. Эко "Маятник Фуко", Киев, 1995; Г. Шустер "История тайных союзов", М., 1996; Ю. Николаев "В поисках божества. Очерки истории гностицизма", Киев, 1995; В. Шмаков "Священная книга Тота. Арканы Таро", Киев, 1993; В. Шмаков "Основы пневматологии", Киев, 1994; В. Шмаков "Законы синархии и учение о двойственной иерархии монад и множеств", Киев, 1994; "Библейская энциклопедия", М., 1990; "Ислам. Энциклопедический словарь", М., 1991; Г. Бейли "Потерянный язык символов", М., 1996; "Традиционное искусство Востока. Терминологический словарь", М., 1997; "Словарь. Индуизм. Джайнизм. Сикхизм", М., 1996; К. А. Вильямс "Энциклопедия восточного символизма", М., 1996; Г. Дьяченко "Практическая симфония для проповедников Слова Божия", М., 1992; "Энциклопедия мистицизма", СПб., 1997; К. Г. Юнг "Психология и алхимия" М., 1997; Д. Холл "Словарь сюжетов и символов в искусстве" М., 1996; Д. Ф. Бирлайн "Параллельная мифология" М., 1997; В. Н. Топоров "Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследование в области мифологического" М., 1995.

Из литературы, связанной с теософской и агнийогической тематикой, помимо всех работ классиков (Е. П. Блаватской, Н. К. и Е. И. Рерихов) и трудов их последователей (А. Безант и Р. Рудзитис), составителям путеводителя в наибольшей степени помогли следующие книги: Л. В. Шапошникова "Мудрость веков", М., 1997; "Тематический Указатель по книгам Живой Этики", Рига, 1996; Л. Баркалов "Детерминированный сборник", Сан-Франциско, 1991. Особо следует отметить комментарии Д. Н. Попова к теософским и рериховским текстам, выходящим в издательстве "Сфера".

В процессе работы над симфонией с чисто структурной точки зрения мы ориентировались на трехтомное издание всей серии книг Агни Йоги (Самара, 1992), подготовленное Тольяттинским городским обществом Рерихов и Рериховским центром духовной культуры г. Самары. Хотя это издание не является самым полным текстуально и, как уже установлено, содержит некоторые ошибки и неточности, тем не менее, оно имеет самый большой тираж – сто тысяч. Его имеют практически все люди, интересующиеся рериховским наследием, и именно для них предназначена эта симфония. Надеемся, что она облегчит восприятие самых трудных мест Учения, объяснит непонятные слова и термины, поможет более глубокому усвоению Провозвестия ХХ века – этой величайшей Симфонии Космического Огня, чьи звуки уже слышны чуткому сознанию.

Составители: А. Балабанов, С. Ключников, Т. Платонова.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также: