misle.ru страница 1
скачать файл
И.Н.Семенов (НИУ ВШЭ)
ОРГАНИЗАЦИОНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ПСИХОЛОГИИ ТРУДА В.М.МУНИПОВА И ПРОЕКТИРОВАНИЕ ЭРГОНОМИКИ И ДИЗАЙНА

Одно из направлений прикладной реализации культурно-исторического и деятельностного подхода в человекознании связано с развитием на их концептуально-методологической основе отечественной психологии труда, инженерной психологии и эргономики. Зародившаяся в начале ХХ в. российская психология труда прошла в том столетии путь от абстрактного теоретизирования о социальной детерминации труда и эмпирического анализа трудовых операций водительских профессий через изучение содержания и способов трудовой деятельности (А.Н.Леонтьев, Ю.Б.Котелова, В.Д.Шадриков) до инжнерно-психологического исследования труда операторов (В.П.Зинченко, А.А.Крылов, Б.Ф.Ломов, В.Ф.Рубахин и др.) и эргономического проектирования (В.В.Зефельд, В.П.Зинченко, В.М.Мунипов и др.) трудовой деятельности в социотехнических системах. В результате этого не только дифференцировалась классическая психология труда (Д.А.Ошанин, Д.Ю.Панов, К.К.Платонов и др.), интегрировавшаяся потом с организационной психологией (А.Б.Леонова, Е.Ю. Пряжникова, Ю.К.Стрелков), но и возникла такая самостоятельная научно-практическая дисциплина, как эргономика (Г.М.Зараковский, В.П.Зинченко, В.И.Медведев, В.М.Мунипов и др.).

Колыбелью российской эргономики стали психологический факультет МГУ (где кафедру инженерной психологии возглавлял В.П.Зинченко, а спецкурс по эргономике читал В.М.Мунипов) и затем Институт технической эстетики (ВНИИТЭ), где по инициативе его замдиректора по науке В.М.Мунипова был организован отдел эргономики во главе с В.П.Зинченко (об их творческом содружестве см.: И.Н.Семенов, 2011). Создание и развитие в нашей стране этой инноввационной науки осуществлялось посредством трансформации классической психологии труда и инженерной психологии в эргономику как неклассическую дисциплину нового типа (см: В.М. Мунипов и др., 1979), базирующуюся на организационной методологии (А.А.Богданов, В.М.Мунипов) взаимодействия культурно-исторического (Л.С.Выготский, А.Р.Лурия), системного (Г.П.Щедровицкий, Э.Г.Юдин) и деятельностного (А.Н.Леонтьев, П.Я.Гальперин, А.В.Запорожец, В.П.Зинченко и др.) подходов в человекознании. На наш взгляд, именно развитая В.М.Муниповым проектно-организационная методология системно-стратегического планирования и оперативно-тактической реализации эргономических разработок во ВНИИТЭ сыграла ведущую роль в создании российской эргономики во взаимодействии с психологией (в трудах с В.П.Зинченко) и дизайном (в менеджменте с Ю.Б.Соловьевым).

В период Брежневского застоя одним из кретаивных центров общественной мысли и научно-технического творчества был ВНИИТЭ, где работали яркие личности и видные профессионалы: культурологи (К.М.Кантор, Л.Б.Переверзев, С.О.Хан-Магомедов), философы (Г.П.Щедровицкий, О.И.Генисаретский, В.М.Розин), методологии (Н.Г.Алексеев, В.Я.Дубровский, Э.Г.Юдин), дизайнеры (В.Л.Глазычев, Г.Б.Минервин, Ю.Б.Соловьев), эргономисты (В.В.Зефельд, В.М.Мунипов, Л.Д.Чайнова), психологи (В.П.Зинченко, Д.А.Ошанин), социологи (А.Б.Гофман, А.Г.Левинсон), управленцы (Ю.Б.Соловьев).

Они взаимодействовал с философами – ибо, как отмечает один из основоположников системной методологии В.Н.Садовский (2010, с. 409-410): «В то… время произошло важное событие… – потребность в философско-психологических исследованиях остро почувствовали некоторые отрасли индустрии, связанные прежде всего с космонавтикой и обороной промышленностью. Возникли соответствующие сильные в творческом отношении исследовательские группы (Ф.Д.Горбов, Д.Ю.Панов, В.П.Зинченко, В.А.Лефевр, В.М.Мунипоа, О.И.Генисаретский, Г.Е.Журавлев, Д.А.Поспелов, Г.Л.Смолян и др.)… Психологи старшего поколения (А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия, Б.М. Теплов, П.А.Шеварев, П.Я.Гальперин, Д.Б.Эльконин и др.) и молодые психологи (В.М.Мунипов, В.В.Давыдов, В.П.Зинченко, В.Н.Пушкин, О.К.Тихомиров, А.В.Брушлинский, Я.А.Пономарев и др.) – все они были глубоко заинтересованы в реальном развитии философии и максимально способствовали этому». В этой инновационной социокультурной среде ВНИИТЭ (где я работал в 1975-1984 гг.) славился царившим в нем непринужденным и свободным общением, смелым мышлением и оригинальным дискурсом, поиском новых художественно-прикладных форм и проектно-технических решений. Этот творческий стиль высокого профессионализма во многом сложился благодаря не только интеллигентности института, но и мудрой и тактичной организационной деятельности его руководства в лице директора дизайнера Ю.Б.Соловьева и его заместителя по науке эргономиста В.М.Мунипова, который знал меня по еще по МГУ и принял на работу в ВНИИТЭ.

Будучи в середине 1960-х гг. студентом факультета психологии МГУ, я обратил внимание на основательный рассказ профессора Е.И.Рудневой (на одной из ее лекций) об интересной кандидатской диссертации В.М. Мунипова, посвященной научному творчеству глубокого ученого-энциклопедиста В.М.Бехтерева. Рефлексируя автореферат диссертанта, мне стало ясно, что он анализировал не только широко известную и традиционно характеризуемую рефлексологию В.М.Бехтерева – как его методологическую, общепсихологическую и психиатрическую концепцию, – но также и те ее малоизученные аспекты, которые интересны в контексте актуального изучения во время Хрущевской оттепели теоретико-прикладных проблем педагогической, социальной психологии и психологии труда. Как оказалось в дальнейшем, в профессиональном развитии В.М.Мунипова именно этот интерес стал доминировать в изучении им комплексной проблематике психологии труда в широком диапазоне различных аспектов: от историко-науковедческих через теоретико-методологические и информационно-методические и до организационно-практическиих.

Будучи выпускником родного для В.М.Мунипова МГУ, я был в психологии учеником П.Я.Гальперина, который, развивая кульутурно-исторический подход, разрабатывал психолого-педагогическую версию проектно-нормтативной методологии в человекознании, реализованной им в теории поэтапного формирования умственных действий – см.: Семенов, 2012). Параллельно азам методологии я учился в Московском методологическом кружке у Г.П.Щедровицкий. Он, набирая весной 1968 г. группу для изучения проблематики проектно-исследовательской деятельности, представил мою кандидатуру хорошо ему знакомому по философскому факультету МГУ В.М.Мунипову, который не только входил в круг молодых талантливых ученых-психологов (с В.В.Давыдовым, В.П.Зинченко), но и стал уже к тому времени ученым секретарем ВНИИТЭ. Однако, Г.П.Щедровицкий – как оригинальный философ, руководитель ММК, да еще «подписант» протеста против ввода советских войск в Чехословакию – вскоре летом 1968 г. был вынужден уйти из ВНИИТЭ, а я поступил в аспирантуру к М.Г.Ярошевскому в Институт истории естествознания и техники АН СССР.

Здесь под патронатом директора ИИЕиТ академика Б.М.Кедрова (интересовавшегося как Я.А.Пономарев и я, проблематикой решения творческих задач) мне довелось учиться в секторе логики развития науки во главе с Н.И.Родным и позднее – работать с крупными психологами – специалистами по изучению творчества (Н.Г.Алексеев, Я.А.Пономарев М.Г.Ярошевский), а также с зачинателями системного подхода в российской методологии (И.В.Блауберг, В.Н.Садовский, Э.Г.Юдин, Б.Г.Юдин).

Именно благодаря поддержке Э.Г.Юдина состоялась моя встреча с В.М.Муниповым, который весной 1975 г. – уже в статусе заместителя директора ВНИИТЭ по научной работе – пригласил крупного системного методолога Э.Г.Юдина организовать лабораторию по методологии исследования деятельности в отделе эргономики ВНИИТЭ, руководимым профессором МГУ В.П.Зинченко (близким другом и многолетнем соратником Владимира Михайловича по развитию инженерной психологии и созданию отечественной эргономики – см.: И.Н.Семенов). Важно отметить, что на рубеже 1960-1970-х гг. благодаря переводу ряда фундаментальных книг по системотехнике (Боуэн Х.М., У.Вудсон, Дж.Джонс, Мейстер и Рабидо, Э. Синглтон, А.Холл и др.), а также изданию трудов советских ученых (В.Ф.Венда, Г.М.Зараковский, В.П.Зинченко, А.А.Крылов, Ю.Б.Котелова, А.Н.Леонтьев, Б.Ф.Ломов, В.М.Мунипов, Д.А.Ошанин, К.К.Платонов, В.Ф. Рубахин, Г.Л.Смолян и др.) сложилась тенденция к обогащению классической психологии труда достижениями новейшей инженерной психологии.

Стремившийся к их систематизации и обобщению (с целью эффективного использования в практике проектирования и освоения техники), В.М. Мунипов прозорливо уловил тенденцию методологической трансформации такой традиционной монистической области психологической науки, как психология труда в современную эргономику как комплексную междисциплинарную область системного взаимодействия техникознания с человекознанием (подробнее см.: И.Н.Семенов, 2012). Реализация подобной стратегии предполагала развертывание не только собственно нормативно-прикладных эргономических разработок и экспериментально-психологических исследований трудовой деятельности, но также теоретико-методологических разработок и их историко-научных обоснований.

Построение этой организационно-методологической стратегии создания отечественной эргономики потребовало как кадровой кооперации (с В.П.Зинченко, Г.М.Зараковским, А.Н.Леонтьевым, В.И.Медведевым Г.Л.Смоляным, Л.Д.Чайновой и др.), так и научно-предметного проектирования эргономики инновационными методологическими средствами с соответствующим нормативно-стандартизированным обеспечением и системно-теоретическим обоснованием комплексного изучения системы «человек – предмет труда –производственная среда». Именно в этом социокультурном контексте логики развития практической психологии – через трансформацию психологии труда, ассимиляцию инженерной психологии и дизайна с целью проектирования теоретической эргономики и развития ее эвспериментально-прикладных разработок и нормативных стандартов – стало необходимым обращение к философам-системщикам (прежде всего, к Э.Г.Юдину, А.П.Огурцову, В.С.Швыреву, Б.Г.Юдину и др.) и методологизирующим психологам (к Н.Г.Алексееву, В.В.Давыдову, В.П.Зинченко, А.Н.Леонтьеву, Я.А.Пономареву, И.Н.Семенову и др.) для разработки методологических средств эргономики и кодификации определений ее основных концептуальных понятий. Поэтому в целях инновационного обеспечения развития эргономики В.М.Мунипов пригласил в ВНИИТЭ лидера отечественной системной философии Э.Г.Юдина, предложив организовать ему лабораторию методологии исследования деятельности в отделе эргономики, руководимом В.П.Зинченко.

Необходимо подчеркнуть гражданское мужество В.М.Мунипова (см.: 2010), который добился принятия Э.Г.Юдина в штат ВНИИТЭ, который тогда непосредственно входил в систему Правительства СССР, подчиняясь Госкомитету СССР по науке и технике во главе с зятем Премьер-министра (А.Н.Косыгина) академиком Д.М. Гвишиани. Дар общения, логика аргументации и дипломатический такт, которыми обладали В.П.Зинченко и В.М.Мунипов, пригодились им не только стратегически: для продвижения идей эргономики и инженерной психологии, но и тактически: в частности, для привлечения к развитию этих передовых в то время инновационных областей техникознания и человекознания передовых ученых, среди которых блистал системный методолог Э.Г.Юдин (1930-1976). Важно отметить его методологическое мастерство, энциклопедическую образованность, интеллектуальную культуру, широту взглядов, смелость мысли, но и суровую судьбу.

За свои прогрессивные взгляды Эрик Григорьевич в конце 1950-х гг. был безвинно осужден по идеологическим соображениями и после отбытия тюремного срока не мог иметь стабильную профессиональную работу философа. Поэтому он на рубеже 1960-1970-х гг. подрабатывал почасовиком в вузах, был совместителем в редакции философии, психологии, педагогики Большой советской энциклопедии (БСЭ), а позже с большим трудом – в Институте истории естествознания и техники АН СССР (ИИЕиТ) в секторе логики развития науки, из которого выделились вскоре новые сектора «Системного исследования науки» (во главе с И.В.Блаубергом) и «Психологии научного творчества» (руководимого М.Г.Ярошевским). Будучи крупным методологом, внештатным автором и редактором ряда фундаментальных статей в Философской энциклопедии и в БСЭ, Э.Г.Юдин был в то время одним из центров интеллектуального притяжения в философской страте и поддерживал мыслящую молодежь.

Так, приглядевшись к моим поискам в сфере науковедения, методологии и психологии творчества, он как-то посетовал в 1969 г., что в силу сверхзанятости крупные специалисты отказались от написания статей для БСЭ о В.М.Бехтереве, П.П.Блонском и – внезапно предложил мне восполнить этот пробел в «горящем энциклопедическом производстве». С благодарностью согласившись с этим лестным предложением, я все же поинтересовался – а у кого же не хватило времени на авторство в БСЭ? Услышав громкие фамилии «энциклопедических отказников» – А.Н.Леонтьева, В.М. Мунипова и Г.П.Щедровицкого, – я пожалел о своей торопливости. Да было поздно, т.к. Э.Г.Юдин уже звонил в БСЭ (заведующему философской редакцией Н.М.Ланде, что нашел нужного автора) и одновременно советовал мне при анализе литературы о В.М. Бехтереве не забыть про диссертацию В.М.Мунипова. Разумеется, я с заочной благодарностью воспользовался материалом его диссертации для подготовки психологической части статьи о В.М.Бехтереве, физиологическую часть которой написал И.А. Беленький (см.: БСЭ, 1970). Так произошло мое дистанционное взаимодействие с Владимиром Михайловичем, опосредованное изучением его текста.

Весной же 1975 г. я был немало удивлен благожелательным откликом В.М.Мунипова об уровне этих моих энциклопедических статей, когда Э.Г.Юдин представил ему меня в качестве будущего сотрудника организуемой им в ВНИИТЭ лаборатории методологии исследования деятельности. Оказалось, что В.М.Мунипов помнил меня не только активным студентом по семинарским занятиям (которые он вел на факультете психологии МГУ), но и как автора статей в БСЭ, в т.ч. о В.М.Бехтереве. Уже тогда меня поразила не только обширная энциклопедическая эрудированность В.М.Мунипова, но и его глубокие, конкретные познания в специальных вопросах: по взаимодействию науки и техники, по методологическим проблемам психологии труда, по теоретико-экспериментальным аспектам инженерной психологии и системотехники, по проектированию деятельности в области эргономики и дизайна. Этот интеллектуальный базис позволял В.М.Мунипову десятки лет мастерски и дипломатично вести сквозь рифы в сложных условиях застойной экономики не только флагман советской эргономики, но также и строптивый корабль отечественного дизайна, вынужденного стыдливо маскироваться в то время под противоречивым слоганом «техническая эстетика». Наиболее ярко единство интеллекта и дипломатии В.М.Мунипова проявилось на моей памяти в трех прецедентах.

Первый из них был связан с преодолением различных, порой неожиданно возникавших трудностей при подготовке и проведении в 1975 г. в Москве Международного конгресса дизайнеров. При разработке стратегии и тактики их преодоления В.М.Мунипов часто советовался в моем присутствии с Э.Г.Юдиным, В.П.Зинченко, Н.Г.Алексеевым. Поскольку в ту пору я был далек от дизайна, то мог пока рефлексивно наблюдать за ходом их мозговых штурмов. В то время лишь однажды под патронатом Владимира Михайловича мне довелось прорабатывать с Э.Г.Юдиным творческую концепцию визуализации содержательных тематизмов (по дизайну и эргономике) в видее динамичного подбора и концептуально-афористического комментария мозаичного фото-ряда, призванного сопровождать положения пленарных докладов советских специалистов. Хотя директор ВНИИТЭ Ю.Б.Соловьев и его заместитель В.М.Мунипов одобрили предложенный нами проект, однако высшее руководство из ЦК КПСС в конце концов его отвергло по идеологически соображениям, причем, буквально накануне открытия конгресса. При этом мне запомнилось как виртуозно увещевал В.М. Мунипов комиссию за допуск этого проекта на открытие, но даже убедив ее, так и не мог преодолеть инерцию и опасения партийного руководства.

Второй – более успешный – прецедент интеллектуальной дипломатии В.М.Мунипова был вызван трагичным событием: безвременной кончиной Эрика Григорьевича Юдина – личного друга В.М.Мунипова и В.П.Зинченко и их соратника по проектированию развития таких междисциплинарных областей, как инженерная психология, эргономика и дизайн. Ассимилируя достижения отечественных концепций психологии деятельности (Л.С.Выготский, П.Я.Гальперин, В.В.Давыдов, А.В.Запорожец, В.П.Зинченко, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия, А.В.Петровский, С.Л.Рубинштейн, В.Д.Шадриков, Д.Б.Эльконин, М.Г.Ярошевский и др.) и отталкиваясь – часто критически, порой творчески – от ее философско-методологических трактовок (Г.С.Батищев, Б.А.Грушин, Э.В.Ильенков, В.А.Лекторский, М.К.Мамардашвили М.С.Каган, В.С.Швырев, Г.П.Щедровицкий), Э.Г.Юдин выдвинул – с культурно-исторических и системно-методологических позиций – программу междисциплинарного изучения структуры и способов деятельности в прикладных контекстах ее психологического исследования, эргономического проектирования и дизайнерских разработок.

Эта стретгическая программа начала реализовываться под руководством В.М.Мунипова с подготовки в 1975 г. в лаборатории Э.Г.Юдина (перед самой его кончиной) учеными-эргономистами (Г.М.Зараковский, В.М.Мунипов) в содружестве с философами (В.А.Лекторский, А.П.Огурцов, В.С.Швырев, Н.С.Юлина и др.) и психологами (Н.Г.Алексеев, В.В.Давыдов, В.П.Зинченко, И.Н.Семенов) коллективной монографии «Методологические проблемы исследования деятельности», опубликованной в 1976 г. в качестве 10-го выпуска Серии «Эргономика. Труды ВНИИТЭ». Поскольку соавторами этой книги были видные философы весьма передовых (для самого разгара Брежневской эпохи застоя) взглядов, а сам ее инициатор Э.Г.Юдин был на рубеже 1950-1960-х гг. безвинно репрессирован за демократические взгляды на развитие философии (см.: послесловие Б.Г.Юдина ко 2-му изданию книги его брата), то она все же вышла в свет в начале 1976 г. лишь благодаря научной принципиальности и дипломатическим усилиям редакторов этой книги В.П.Зинченко и В.М.Мунипова. По их ответственному поручению мне пришлось челночно возить рукопись этой – дискуссионной и новаторской по тем временам – книги для паллиативного редактирования и идеологического согласования по экспертам, цензорам и инстанциям. В результате тогда все-таки удалось добиться публикации этой книги при поддержке друзей и соратников покойного Э.Г.Юдина, в особенности В.В.Давыдова, В.П.Зинченко, В.М.Мунипова, а также А.Н.Леонтьева, согласившегося войти в ее редколлегию, не смотря на разнообразие философских, психологических, социологических трактовок деятельности и на их отличия от его теории.

Согласно появившимся в отечественных журналах «Вопросы философии» и «Техническая эстетика» рецензиям, эта книга явилась существенным продвижением в междисциплинарной разработке философской, эстетической, методологической, социологической, психологической, эргономической проблематики деятельности, о чем также свидетельствует изданный вскоре в США перевод ряда ее разделов. Наряду с другой книгой В.П.Зинченко, В.М.Мунипова «Методологические проблемы эргономики» (М. Знание. 1974), эта коллективная монография стала первым шагом в систематическом изучении методологических проблем эргономики. Оно было развернуто в ВНИИТЭ при поддержке В.М.Мунипова и В.П.Зинченко в организованной – после кончины Э.Г.Юдина – Н.Г.Алексеевым группе методологических проблем эргономики, которой я заведовал в 1976-1984 гг. По их заданию эта группа (Н.Г.Алексеев, В.К.Зарецкий, Н.Б.Ковалева, И.Н.Семенов, А.Б.Шеин, А.Г.Шубаков) стала разрабатывать методологические средства системного анализа проблем эргономики, в т.ч. проектирования, исследования и оптимизации познавательной и исполнительной деятельности в процессе принятия оперативных решений (см.: Н.Г. Алексеев и др., 1991).

Параллельно изучению этой методологической проблематики, мною в ВНИИТЭ завершалось начатое еще в МГУ (под руководством П.Я.Гальперина на кафедре Н.Ф.Талызиной) и продолженное в ИИЕиТ АН СССР (под руководством Н.Г.Алексеева и М.Г.Ярошевского) теоретико-экспериментальное исследование такой новой – считавшейся в то время довольно экзотичной – проблемы, как рефлексивная организация творческого мышления. Наша первая работа (И.Н.Семенов и др., 1977), специально посвященная изучению рефлексивного аспекта принятия решений, была взята В.П.Зинченко и В.М.Муниповым для публикации в 14-й выпуск трудов ВНИИТЭ. Не смотря на связь разработки мною этой проблемы со считавшимися тогда «одиозными» трудами эмигранта В.А.Лефевра и философского «изгоя» Г.П.Щедровицкого, В.М.Мунипов и В.П.Зинченко – в силу присущих им широты научных интересов и смелости своих гражданских взглядов – поддержали своим научным авторитетом эту работу и создали благоприятные производственные условия для завершения мной кандидатской диссертации, за что я им глубоко благодарен. Более того, В.М.Мунипов поддержал выбор своим аспирантом в ВНИИТЭ А.В.Советовым разработанной мною (И.Н.Семееов, 1976) модели рефлексивной организации творческого мышления и реализующих ее методов категориально-нормативного анализа нестандартных задач и структурно-функционального анализа процесса их дискурсивного решения. В результате под руководством В.М.Мунипова и при моем научном консультировании А.В.Советовымв 1986 г. была успешно защищена в МГУ кандидатская диссертация по рефлексивной организации проектировочного мышления. В дальнейшем развитие этого исследования (см.: И.С.Ладенко и др., 1991) явилось конструктивным вкладом в созданную нами научную школу (И.Н.Семенов, 1983) рефлексивной психологии творчества.

На рубеже 1970-1980-х гг. наша группа разрабатывала теоретические проблемы и методологические средства эргономики, издав ряд сборников (Эргономика 17, 20 и др.) и пособие «Эргономика в определениях» (М.,1980) под редакцией В.М.Мунипова. При этом группа энергично и конструктивно участвовала (в особенности Н.Г.Алексеев, В.К.Зарецкий, Н.Б.Ковалева-Сазонтьева, И.Н.Семенов) в создании и реализации инновационного и масштабного для того времени международного проекта – разработке во ВНИИТЭ по линии сотрудничества с учеными стран Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) фундаментального руководства «Эргономика: Принципы и рекомендации», опубликованного первым (1981) и вторым дополненным (1983) изданием под редакцией В.М.Мунипова. Методологическое обеспечение создания этого руководства и дальнейшего развития эргономики – как становящейся научной дисциплины интегративного типа – привело к оформлению созданной Э.Г.Юдиным и Н.Г.Алексеевым при поддержке В.М.Мунипова и В.П.Зинченко Останкинской методологической школы (см. о ней: И.Н.Семенов, 1992) системного психолого-эргономического анализа концептуальных схем деятельности поиска и принятия решений (Н.Г.Алексеев и др., 1991; Н.Г.Алексеев, Б.Г.Юдин, 1996; Н.Г.Алексеев, Э.Г.Юдин, 1977; В.К.Зарецкий В.К., 1981,1988; В.М.Мунипов, Н.Г.Алексеев, И.Н.Семенов, 1979; И.Н.Семенов, 1981; И.Н.Семенов, С.Ю.Степанов, 1992; Э.Г.Юдин, 1976, 1978 и др.).

Отправным пунктом для системно-методологического изучения в этой научной школе междисциплинарной проблематики деятельности послужили, с одной стороны, критика на руководимом Э.Г.Юдиным методологическом семинаре абстрактной системно-диалектической трактовки деятельности М.С.Каганом и социотехнической теории нормативно-внесубъектной деятельности Г.П.Щедровицкого (см.: В.П.Зинченко, 2004), а с другой – анализ и обобщение в нашей лаборатории общепсихологической концепции деятельности А.Н.Леонтьева и ее дальнейшее теоретико-методическое развитие В.П.Зинченко в его концепции взаимодействия познавательной и исполнительной деятельности, а также системно-методологическая трактовка оперативной деятельности и теоретических положений эргономики (Н.Г.Алексеев, И.Н.Семенов, 1977, 1981).

Это послужило психологическим базисом для эргономических исследований и разработок, планирование которых осуществлялось средствами организационной методологии В.М.Мунипова, нацеленной на стратегическое проектирование поступательного развития эргономики как инновационной прикладной междисциплинарной науки, интегрирующей достижения человекознания и техникознания. Результаты этих разработок публиковались в журналах «Вопросы филосфии», «Вопросы психологии», «Техническая эстетика» и в серийных изданиях ВНИИТЭ: «Техническая эстетика. Труды ВНИИТЭ», «Эргономика. Труды ВНИИТЭ» и «Эргономика. Принципы и рекомендации». Аннотации публикаций по эргшономике и дизайну размещалились в организованном В.М.Муниповым информационном биллютене, которые десятилетиями издавались во ВНИИТЭ. В целом, все это составило концептуально-информационный и предметно-дидактический базис для создания ряда учебных пособий в целях совершенствования преподавания общей, инженерной и психологии труда в МГУ и МИРЭА, а также теоретико-методологическую базу для научного обеспечения во ВННИТЭ прикладных инженерно-психологических исследований и развертывания системотехнических проектов и нормативных стандартов в таких новых интегративных научно-практических областях, как эргономика и дизайн. Именно в этих областях знания ярко выражена технико-технологическая ориентация современной науки.

С нашей точки зрения (И.Н.Семенов, 2012) техническая ориентация современной науки имеет сложно функционирующую, хотя и двухплоскостную, но единую целостную структуру. С одной стороны, это – техникознание как теоретическое, обобщенное знание о технике (т.е. об искусственных технических системах: от устройств, машин, механизмов до роботов, компьютеров, сетей информации и интернета), а с другой – реализующие его прикладные, инструментальные технологии не только оперирования этой техникой, но и шире – организации рациональной деятельности (от инструкций и нормативов до ориентиров и алгоритмов оперирования знаниями, овладение которыми составляет компетенции специалиста и мастерство профессионала).

В плане методологии техникознания нами (с Н.Г.Алексеевым и В.К.Зарецким) разрабатывались методологические проблемы и строились на базе системного подхода концептуальные схемы (см.: Н.Г.Алексеев и др., 1991) изучения оперативной деятельности в контексте взаимодействия технических наук с естественными и общественными дисциплинами. Эти схемы апробировались на материале анализа и развития таких комплексных областей современного научного познания, как эргономика (с Н.Г.Алексеевым, В.К.Зарецким, Н.Б.Ковалевой-Сазонтьевой) и позднее (с А.А.Деркачем, О.Д.Ковшуро, С.Ю.Степановым) акмеология, изучающая развитие мастерства и профессионализм в деятельности, а также патопсихология (А.Б.Холмогорова, В.К.Зарецкий) и методология психологии (В.К.Зарецкий, В.А.Мазилов, И.Н.Семенов, Э.Г.Юдин, Б.Г. Юдин). В педагогическом же плане разработанные концептуальные схемы использовались позднее на рубеже 1990-2000 гг. в качестве методологических средств постановки и проведения циклов психолого-педагогигических исследований (творческого мышления, продуктивной рефлексии, креативной личности, управленческой деятельности), а обобщение их оснований и интерпретация результатов использовались в практике преподавания нами ряда как стандартных курсов по «Общей и организационной психологии», так и инновационных спецкурсов («Эргономика и психология труда», «Теоретико-прикладные основы современной психологии», «Естествоенно-научные основы психологии» «Психология рефлексии и творческого мышления»), в университетах (Москвы, Запорожья, Орла, Тамбова), педвузах (Бийска, Бреста) и академиях госслужбы (Москва, Брянск, Сыктывкар, Новосибирск, Киев) в системе вузовского и последипломного профессионального образования на базе соответствующих учебных программ, методических пособий и тематических словарей.

Необходимый опыт для разработки этих пособий и словарей был приобретен нами ранее – на рубеже 1970-1980-х гг. в ВНИИТЭ при подготовке к изданию под руководством В.М.Мунипова двух фундаментальных руководств по эргономике и дизайну для стран-членов СЭВ (1981, 1983), а также глоссария «Эргономика в определениях» (что продолжило – всле за БСЭ – мой интерес к энциклопедизму: см. И.Н.Семенов, Ю.А.Ссорин, 2012). Их замысел, проектирование, разработка и издание составили третий успешный прецедент «интеллектуальной дипломатии» В.М.Мунипова и одновременно – явились ярким примером осуществления им организационной методологии стратегического проектирования поступательного развития эргономики. При этом В.М.Мунипов осуществил не только концептуальное проектирование структуры обоих фундаментальных руководств (призванных интегрировать методически-знаниевые достижения эргономики и дизайна с их теоретико-методологическим обобснованием), но и приложил титанические усилия по организации обобщения практически эффективных наработок в сфере эргономики и дизайна множеством отечественных и зарубежных специалистов с разными взглядами и подходами. В качестве заведующего группой методологических проблем эргономики (Н.Г.Алексеев, В.К.Зарецкий, Н.Б.Ковалева-Сазонтьева, И.Н.Семенов, А.Б.Шеин), осуществлявшей под непосредственным руководством В.М.Мунипова техническое осуществление данного проекта, я частенько бывал свидетелем его изощренной, вежливой и успешной дипломатии, направленной на достижение разумных компромиссов с множеством авторов, яршисто отстаивающих свое узкоспециальное видение тех или иных противоречивых аспектов теории или методики эргономики и дизайна.

Необходимо подчеркнуть профессиональное и международное значение этой успешной миссии во главе с В.М.Муниповым, выразившейся в том, что оба фундаментальных руководства были изданы по линии СЭВ и ВНИИТЭ дважды в 1981 и 1983 годах. Причем, эти руководства явились конструктивной базой для дальнейшего поступательного развития дизайна и эргономики (а также инженерной, организационной и психологии труда), усложнившегося, к сожалению, после распада СЭВ и при переходе к рыночным отношениям в нашей стране. В этот период на рубеже 1990-200-х гг. академик РАО, профессор В.М.Мунипов (как и многие эргономисты) сосредотачивается на теоретико-методологических проблемах обобщения достижений эргономики и смежных наук (в т.ч. инженерной и психологии труда), а также на их преподавании в МИРЭА и Международном университете в г. Дубне.

Эта социокультурная востребованность эргономической концепции В.М.Мунипова проявилась, в частности, в его приглашении в 2010 г. Оргкомитетом ежегодно проводимой в Высшей школе экономики Международной конференции «Модернизация экономики и общества» – как одного из ведущих российских экспертов в области научного изучения роли человеческого фактора в социоэкономическом прогрессе – для руководства секцией «Человеские факторы роста производительности труда». В моем докладе (И.Н.Семенов, 2010) на этой секции были не только обобщены психолого-экономические трактовки человеческого капитала, но также использованы сделанные в группе методологии эргономики ВНИИТЭ наработки о психолого-эргономических аспектах роли человеческого фактора в техническом прогрессе с позиций (И.Н.Семенов, 2012) рефлексивного взаимодействия человекознания и техникознания.

Важно подчеркнуть, что В.М.Мунипов разрабатывал методологические средства системного построения эргономики как научно-прикладной дисциплины неклассического типа (интегрирующей достижения человекознания и техникознания) на всех уровнях современной науки: социокульутрной актуальности, философско-мировоззренческой аксиологии, историко-научного обоснования, системно-методологического проектирования, концептуально-предметной онтологии, теоретико-экспериментального исследования, проектно-системотехнического моделирования, инженерно-психологического конструирования, нормативно-технолгического стандартизирования, информационно-методического обеспечения, производственно-прагматического внедрения, научно-прикладной популяризации, стратегиально-организациионного управления развитием эргономического знания. В дополнение к продуктивности этой проектно-организционной методологической деятельности по стратегическому развитию эргономики, В.М.Мунипов в целях его эффективной реализации также умело подбирал необходимые кадры специалистов из психологии труда и смежных наук и тактично, но и целенаправленно руководил их междисциплинарной кооперацией и профессиональной деятельностью.

При этом личность Владимира Михайловича отличали: уважительность и доверие к сотрудникам, учет их исследовательских интересов и творческих позиций, щепетильная скромность по вопросам соавторства, целеустремленность и тактичность руководства, огромное трудолюбие. Все это явилось комплексом тех воистину человеческих факторов, которые обеспечили выполнение В. М. Муниповым его выдающейся миссии по развитию отечественной науки эргономики, создание которой стало делом всей его жизни.

(Исследование осуществлено в рамках Программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2013-2014 гг., проект № _12-01-0120. This study was carried out within “The National Research University Higher School of Economics’ Academic Fund Program in 2013-2014, research grant No. 12-01-0120”)

Литература

1.Алексеев Н.Г., Зарецкий В.К., Ладенко И.С., Семенов И.Н. Методология рефлексии концептуальных схем деятельности поиска и принятия решений. Новосибирск. ИФиП СО РАН. 1991

2.Алексеев Н.Г., Мунипов В.М., Семенов И.Н. К анализу методологический ситуации в современной эргономике //Тезисы Ш Международной конференции стран-членов СЭВ по эргономике. Будапешт 28 авеуста – 1 сентября 1978 г. М. ВНИИТЭ. 1978. С. 4-6

3. Горохов В.Г., Зинченко В.П., Мунипов В.М. Методологические проблемы эргономики //Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник-1982. М. Наука. 1982

4.Зинченко В.П., Мунипов В.М. Методологические проблемы эргономики. М. Знание. 1974

5.Зинченко В.П., Мунипов В.М. Эргономика и проблемы комплексного подхода к изучению трудовой деятельности //Эргономика. Труды ВНИИТЭ. Вып. 10. /Под ред. В.П.Зинченко, А.Н.Леонтьева, В.М.Мунипова, Э.Г.Юдина. М. ВНИИТЭ. 1976

6. Зинченко В.П., Мунипов В.М. Основы эргономики. М. МГУ. 1979

7. Зинченко В.П., Мунипов В.М. Эргономика. Ориентированное на человека проектирование. М. Тривола. 1995

8. Ладенко И.С., Семенов И.Н., Советов А.В. Рефлексивная организация проектировочного мышления. Новосибирск. НГУ. 1990

9.Мунипов В.М. Эргономика на службе производства. М. Знание. 1970

10.Мунипов В.М. Проблемы изучения истории взаимодействия психологии труда со смежными науками //Методология историко-психологического исследования. М. АПН СССР. 1974

11. Мунипов В.М. Эргономика и психологическая наука //Вопросы психологии. 1976. N 5

12.Мунипов В.М. Дизан и наука //Вопросы философии. 1976 . N 9

13.Мунипов В.М. Состояние и тенденции развития эргономики (по зарубежным материалам). Обзор. М. ВНИИТЭ. 1978: 1982

14. Мунипов В.М. Гражданин и философ свободы //Эрик Григорьевич Юдин. М. РОССПЭН. 2010. С. 188- 210

15. Мунипов В.М., Алексеев Н.Г., Семенов И.Н. Становление эргономики как научной дисциплины //Проблемы методологии в эргономике. Труды ВНИИТЭ. Вып. 17 /Отв.ред. В.П.Зинченко. М. ВНИИТЭ. 1979

16.Мунипов В.М., Иванова Е.М., Леонова А.Б., Зинченко В.П. Актуальные проблемы психологии труда, инженерной психологии и эргономики. М. МГУ. 1080

17. Мунипов В.М., Оше В.К., Чудесенко О.П. Методологические проблемы процесса терминообразования в эргономике //Проблемы инженерной психологии. Вып. IУ. Эргономика / Под ред. В.М.Мунипова, В.П.Зинченко, И.Н.Семенова. М. ВНИИТЭ. 1979. С. 13-15

18. О современных методах проектирования трудовой деятельности /Под ред. В.М.Мунипова. М. ВНИИТЭ. 1983

19. Садовский В.Н. Философия в Москве в 50-е и 60-е гг. //Как это было: воспоминания и размышления /Под ред.В.А.Лекторского.М. РОССПЭН. 2010

20. Семенов И.Н. Останкинская методологическая школа концептуальных схем деятельности в психологии и эргономике //Методологические концепции и школы в СССР (1951-1991). Ч. 2. Новосибирск. НГУ. 1992

21. Семенов И.Н. Производительность труда и человеческий капитал: психологические аспекты //Развитие экономики и общества. Т. 1 /Под ред. Е.Г.Ясина. М. Изд. Дом ГУ ВШЭ. 2010

22. Семенов И.Н. Экзистенциально-рефлексивная персонология жизнетворчества и профессиональной деятельности В.П.Зинченко //Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2011. N 3

23.Семенов И.Н. Человекознание, техникознание и рефлетехнологии как средства развития мышления и творчества в инновационном образовании //Мир психологии. 2012. N 2

24. Семенов И.Н. Кафедра общей психологии МГУ как колыбель университетского профессионального образования и исследований рефлексии //Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2012. N 5-6

25. Семенов И.Н., Сиротина Е.А., Зарецкий В.К. Исследование рефлексивного аспекта принятия решений //Эргономика. Труды ВНИИТЭ./Под ред. В.П Зинченко, А.Н.Леонтьева, В.М.Мунипова и др. Вып. 14. М. ВНИИТЭ. 1977. С. 110-133

26. Семенов И.Н., Сорин Ю.А. Энциклопедизм: вчера, сегодня, завтра //Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2012. N 5-6

27.Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Становление методов комплексного подхода к изучению человеческого фактора (на примере развития эргономики) //Философия рефлексивного мышления /Отв. ред. И.С.Ладенко. Новлсибирск. ИФиП СО РАН. 1992

28. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М. Наука. 1982

29. Щедровицкий Г.П. Дизайн и его наука – «художественное конструирование» сегодня, что дальше? //Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М. 1995

30. Эргономика в определениях. Методические материалы /Под ред. В.М.Мунипова. М. ВНИИТЭ. 1980

31.Юдин Б.Г. Методологическое содержание эргономической теории //Проблемы методологии эргономического исследования. Эргономика. Труды ВНИИТЭ. Вып.20 /Под ред. В.П.Зинченко, В.М.Мунипова, Семенова И.Н. и др. М. 1981

32. Юдин Э.Г. Принцип деятельности в эргономике // Тезисы Ш Международной конференции стран-членов СЭВ по эргономике М. ВНИИТЭ. 19.78. С. 22- 23



33. Юдин Э.Г. Деятельность как предмет проектирования в эргономике //Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки М. Наука. 1978. С. 332-340
скачать файл


Смотрите также: