misle.ru страница 1
скачать файл


Е.М. Букреева

РУССКАЯ АРМИЯ 1812 ГОДА В РИСУНКАХ НИКОЛАЯ ВАСИЛЬЕВИЧА ЗАРЕЦКОГО

По своей природе Николай Васильевич был человек не военный, а истинный художник.

Роман Гуль

Среди русских художников XIX - начала XX столетия, мастеров изображения военного костюма эпохи 1812 года, таких как Л.И. Киль1, Л.А. Белоусов2, А.О. Орловский3, С.П. Шифляр4, вы не встретите име­ни Николая Васильевича Зарецкого. И это упущение историков и ис­кусствоведов легко объяснимо: на родине имя художника-эмигранта Н.В. Зарецкого долгие годы было предано забвению. В 1920-1950-е годы русское зарубежье широко освещало творческую деятельность художника в Германии, в Чехословакии, во Франции5, в то время как в России первый биографический очерк о Н.В. Зарецком вышел толь­ко в 1994 г. и содержал ряд фактических ошибок и неточностей6.

За 15 лет, прошедших с момента той публикации, российская исто­риография русского зарубежья пополнилась обобщающими статьями, посвященными творческим биографиям художников первой волны эмиграции, где имя Зарецкого лишь упоминается (как декоратора, книжного иллюстратора, коллекционера и т.д.)7. Деятельность и ху­дожественное наследие Н.В. Зарецкого, особенно ранний период его творчества (1901-1913), так и не стали предметом исследования.

Работа с архивными документами, выявленными в рукописных отделах Государственного Русского музея, Государственного Исто­рического музея, Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, Государственной Третьяковской галереи, Рос­сийской национальной библиотеки и в фондах Российского государ­ственного архива литературы и искусства, Российского государствен­ного военно-исторического архива, Российского государственного исторического архива позволила впервые рассказать о художнике Н.В. Зарецком, чей вклад в историю военного костюма эпохи 1812 года был не менее ценен, чем труды признанных классиков; возможно, и более весом с точки зрения исторической достоверности обмундирования русских полков в 1812 г.

Н.В. Зарецкий родился 9 мая 1876 г.8 в дворянской семье, получил общее домашнее образование. Избрав военную карьеру, поступил на службу вольноопределяющимся в 50-й драгунский Иркутский полк9. С 4 мая 1896 по 8 декабря 1898 г. обучался в Тверском кавалерийском юнкерском училище, где особых успехов достиг в черчении и полевой фортификации (11 баллов из 12). По окончании училища (по первому разряду) был направлен на службу в свой полк, квартировавший в пос. Новоборисове, Минской губернии. О годах службы Зарецкого нам из­вестно немного. Современники отмечали ум и образованность адъю­танта командующего 1-й Отдельной кавалерийской бригадой генерала П.К. Ренненкампфа Николая Зарецкого, который «легко справлялся со своими обязанностями», имел репутацию «хорошего товарища и пре­восходного рассказчика». Как вспоминал о нем бывший сослуживец по полку фон Дрейер, «глядя на Зарецкого, трудно было себе представить по всей его внешности, довольно небрежной экипировке, что это гусар, каковым гусар должен быть: рубака, кутила, "лошадник", бретер, люби­тель женщин. В его мешковатой фигуре чувствовался скорее чиновник Губернского правления, а не бесшабашный кавалерист. Импонировал Зарецкий не своим мало воинственным видом, но природным доброду­шием, скромностью, спокойствием, вкрадчивым голосом и самоуверен­ностью в своих суждениях, особенно если это касалось искусства»10.

Все свободное от служебных обязанностей время Зарецкий посвя­щал рисованию. Книг по искусству под рукой не было, поэтому худож­ник учился на журналах, выписываемых из Петербурга, и очень скоро в местных кругах обрел известность талантливого рисовальщика. Зна­комство на Березине с местным помещиком и известным коллекционе­ром предметов эпохи 1812 года И.Х. Колодеевым стало судьбоносным в жизни и творчестве будущего художника. В течение 14 лет, вплоть до своей кончины11, Колодеев принимал живое участие в начинаниях художника, поддерживая того, главным образом материально, предо­ставлением всевозможных заказов (систематизация художественной коллекции И.Х. Колодеева и составление ее рукописного каталога, при­обретение в антикварных магазинах недостающих в коллекции портре­тов героев 1812 года, написание акварельных портретов12).

Благодаря Колодееву и Зарецкому на Березине появились первые памятники 1812 года. Два памятника-обелиска, поставленные по ини­циативе и на средства Колодеева на месте переправы французской ар­мии через р. Березину, были выполнены по эскизу Н.В. Зарецкого.

14 ноября 1901 г. в д. Студенке в присутствии офицеров драгунских полков, представителей местных органов власти, корреспондентов и фотографов состоялось их торжественное открытие и освящение13. Этот день, безусловно, положил начало рождению будущего уни-формолога, мастера изображения военного костюма эпохи 1812 года. А имя корнета Зарецкого, как автора эскизного проекта, впервые поя­вилось в многочисленных публикациях того времени (включая статью самого художника в «Живописной России»14), освещавших события на Березине15.

Думается, именно первый успех дал толчок к зарождению мысли у Зарецкого оставить военную службу и посвятить свою жизнь ис­кусству. Вот как вспоминал об этом времени Н. Зарецкий в одном из писем к А.Н. Бенуа: «Еще будучи офицером и сидя в глуши на берегах исторической Березины, я с первого издания "Мира искусства" по­лучал этот журнал, читал его и перечитывал, разглядывал, сравнивал, и он по-настоящему был моим университетом и повлиял к тому, что я оставил полк и попал в мастерскую Яна Францевича»16.

Мысль оставить военную службу и посвятить свою жизнь искус­ству не покидала Н.В. Зарецкого. Знакомство на Березине с местными польскими художниками, воспитанниками Петербургской академии художеств З.А. Ленским17 и Г.В. фон Вейссенгофом18 также оказало влияние на дальнейшую судьбу Зарецкого. Но оставить службу, не имея других средств к жизни, он не мог. Поэтому стал просить о своем переводе в штаб Московского военного округа. В Москве художника привлекали Союз русских художников и московская школа живописи. За Н.В. Зарецкого ходатайствовал сам генерал П.К. Ренненкампф, по­ощрявший художественные занятия своего офицера. Но хлопоты о пе­реводе в Москву не увенчались успехом. И тогда начинающий худож­ник «решил просто: вышел из полка, продал все свое добро, верховую кобылу и жеребенка, и поехал в Питер с письмами друзей-поляков19 к Яну Францевичу Ционглинскому20». Об этом судьбоносном реше­нии Зарецкий никогда не сожалел. Свидетельством тому - строки из его письма спустя полвека: «Я понял, что без искусства нет жизни, и сделал этот решительный шаг. Много было житейских трудностей, так как военнообязанный я не мог всецело отдаться работе искусством, и теперь, когда жизнь уже прожита, я не раскаиваюсь в своем поступ­ке, так как эта жизнь дала мне много радостей, чего я был бы лишен, оставаясь на службе в полку»21.

В Петербурге Зарецкий был принят в рисовальную школу Общества поощрения художеств: сначала к профессору Императорской академии художеств Я.Ф. Ционглинскому, затем к профессору Д.Н. Кардовско­му22. Именно «под влиянием и руководством этих профессоров, - писал о художнике парижский критик Вельмин, - развился и окреп талант За­рецкого, и он скоро приобрел известность в петербургских художествен­ных кругах»23. Спустя годы, уже находясь в эмиграции, Зарецкий не прерывал связи с Д.Н. Кардовским, которого, в свою очередь, радовали успехи воспитанника: «Вы стали настоящим мастером, сознательно, со вкусом и подлинно творчески создающим и ищущим форму. Браво!... гусар из "Пиковой дамы" (каков киверок! Узнаю товарища по военному костюму, по любви к его поэзии - ну как же не быть в восторге!..»24

Отчеты о деятельности Общества за этот период свидетельству­ют об успехах учащегося Н. Зарецкого. Ему назначают стипендию в 15 руб., приглашают участвовать в выставках, устраиваемых еже­годно художественными обществами Москвы и Санкт-Петербурга. Он вступает в «Новое общество художников»25 и «Союз молодежи»26.

Впервые Зарецкий начал выставляться в 1906 г. в качестве экспо­нента 4-й выставки Союза русских художников, проходившей в залах Императорской академии художеств, где представил четыре рисунка гуашью: «Монплезир осенью», «Осень», «В Ораниенбаумском парке», «Император Александр I на прогулке». В следующем году в московских журналах «Весы» и «Золотое руно» впервые появляются рисунки За-рецкого («Ночь», «Комета») и концовка к «Незнакомке» А. Блока.

Художник с увлечением пробует себя в книжном знаке. Известно по крайней мере о шести экслибрисах, созданных им в различной техни­ке: собственный (1910 г.), своей жены, художницы И.А. Малеванной-Зарецкой (1922 г.)27, военного историка Г.С. Габаева (1911 г.), К.Н. Чер­нышева (1912 г.), А.В. Колесникова (1920 г.) и В.Л. Кунина (1922 г.). Экслибрис последнего в технике цинкографии демонстрировался на выставке книжного знака Одессе в 1969 г.28

Средств у Зарецкого по-прежнему не хватает - единственным ис­точником дохода остается процент с продажи его картин на аукционах29. И в 1907 г. титулярный советник Н.В. Зарецкий по личной просьбе был зачислен на должность младшего художника технического комитета в Главное интендантское управление30, где проявил особый интерес к чер­чению, гравированию. В заключении аттестационной комиссии (1909 г.) было отмечено: «Порученную работу исполняет хорошо и работает скоро, но к службе относится с недостаточным усердием. Замечалось неаккурат­ное посещение службы. Обладая хорошими умственными способностями, является талантливым художником.»31 Но работа в техническом отделе, отнимающая много времени, не приносит художнику морального удовлет­ворения. И осенью 1911 г. Н.В. Зарецкий подает прошение об отставке. Со­гласно высочайшего приказа от 16 октября 1911 г.: «Главное интендантское управление. просит о зачислении гравера технического комитета Глав­ного интендантского управления коллежского асессора Зарецкого (Нико­лая) согласно его просьбы, по собственному желанию, в запас чиновников интендантского ведомства по Петербургскому уезду. во время состояния в запасе ему ни пенсии, ни жалованья производить не следует. <.. .> Место­жительство по зачислении в запас избрал в г. Санкт-Петербурге»32.

Окончательное решение оставить службу было принято Зарецким в связи с особой востребованностью художника в период подготовки к празднованию 100-летней годовщины Отечественной войны 1812 года. Повсеместно устраивались выставки, массовым тиражом выходили книги о войне 1812 года, нуждавшиеся в художественном оформлении.

В 1911 г. по заказу Общины Святой Евгении33 Зарецкий исполнил 12 акварельных рисунков с изображениями форм генералов, рядовых (лейб-гвардии Конного, Драгунского, Гусарского, Преображенско­го, Егерского, Казачьего полков) и ратников (Санкт-Петербургского, Московского, Тверского, Нижегородского ополчений), составивших альбом «Русская армия в 1812 году» (СПб., 1912)34. Подарочный ва­риант этой книги в черном кожаном переплете, с золотым тиснением и оригинальными рисунками был преподнесен императору Николаю II 24 декабря 1912 г. председательницей Комитета Е.Ф. Джунковской35.

В том же году Община Святой Евгении выпустила серию открыток «Русская армия в 1812 г.» с репродукциями рисунков Н.В. Зарецкого36. Отзывы в печати на новую работу Зарецкого были самыми лестными. В них, в частности, отмечалось, что «талантливый художник не только вновь показал свое замечательное мастерство в графике и колорите, свой вкус к эпохе, но и столь редкое среди художников любовное и серьезное изучение эпохи»37.

В юбилейном, 1912 г. в Киеве вышла книга Г.С. Габаева «Роспись русским полкам 1812 г.», являющаяся, по мнению современных исто­риков, и на сегодняшний день одним из главных научно-справочных из­даний по истории российской армии в 1812 г.38 Книга полностью про­иллюстрирована рисунками Н.В. Зарецкого, как его собственными, так и рисунками, выполненными по оригиналам Л. Киля, А. Орловского, К. Верне (46 иллюстраций). В процессе работы над художественным оформлением «Росписи русским полкам 1812 г.» Н.В. Зарецкий обращался к классическому труду А.В. Висковатова39; изучал подлинные образцы об­мундирования, хранившиеся в Интендантском и Артиллерийском музеях; консультировался у художника С.П. Яремича, историка В.Х. Казина.

Работа художника была по достоинству оценена современниками -военными историками Г.С. Габаевым, Н.С. Наркевичем и др. Вот лишь некоторые отзывы о работе Зарецкого: «...он [Зарецкий] хорошо пони­мает эпоху и легко схватывает мотивы» (Н.С. Наркевич)40. В.Х. Казин отмечал интерес, с которым художник отнесся к выполнению рисунков «не только со стороны художественной, но и по отношению достижения наивозможно полной исторической достоверности и типичности»41. Га-баев, объясняя свой выбор художника книги в пользу Н.В.Зарецкого, находил труд А.В. Висковатова не полным, не дающим всеобъемлюще­го представления о русской армии 1812 года. По его мнению, рисунки из трудов Висковатова «лишены движения и совершенно не отража­ют эпоху, в одной манере трактуя и Петровскую и Александровскую Русь. Прекрасные акварели Киля и соперничавшие с ними акварели Шифляра... каждые в своей манере, ярко воплотили типы и мундиры Русской армии, но... не 1812 г., а следующего периода 1815-1820 гг., когда облик Русских воинов значительно преобразился после ряда из­менений их мундира. Десятки и сотни акварелей и гравюр Мартине, Верне, Дебюкюра, Марле, Опица и других иностранных художников, усердно пытавшихся изобразить соратников Спасителя Европы, также запоздали, относясь не к 1812 г., а к 1814-1818 гг.»42.

В юбилейный год в Санкт-Петербурге с большим успехом прошла 8-я выставка НОХ, заведование которой было поручено члену общества Н.В. Зарецкому. На выставке впервые была показана вся сюита «Русская армия в 1812 году», состоящая из 12 акварельных рисунков Н. Зарецкого.

Художник принял участие в международной выставке «В память осво­бодительной войны 1813-1815 гг.», состоявшейся в г. Бреславле в 1913 г.43 Помимо экспонатов из Академии художеств, Оружейной палаты, Истори­ческого музея, Музея 1812 года, Артиллерийского исторического музея, на выставку были отобраны восемь работ Зарецкого из серии «Русская армия в 1812 году». Популяризацией своего творчества художник в немалой сте­пени был обязан покровительству Г.С. Габаева, входившего в состав комис­сии по устройству Русского отдела Бреславльской выставки44. После за­крытия выставки работы Зарецкого недолго хранились в Артиллерийском историческом музее. Затем, по ходатайству председателя Особого комите­та по устройству в Москве Музея 1812 г. В.Г. Глазова, в конце января 1915 г восемь акварелей Н.В. Зарецкого были переданы в Музей 1812 года45.

До недавнего времени о местонахождении этих работ Н. Зарецкого не было известно ничего46. Обнаружены они были весной 2009 г. в фонде ри­сунка Отдела ИЗО ГИМ. Судьба их оказалась счастливой: после реоргани­зации Музея 1812 года в 1919 г. они были переданы на хранение в Военно-исторический музей, откуда, по-видимому, в 1926 г. поступили в ГИМ.

На больших планшетах (80 х 60 см) наклеены раскрашенные ту­шью и акварелью рисунки в виде фигур военных в рост (от генералов до рядовых) и таблиц с полковыми различиями 1812-1814 гг. Точная детализация в изображении униформы и полное совпадение цветовой гаммы позволяют утверждать, что Н.В. Зарецкий исторически досто­верно изобразил формы полков русской армии 1812 года.

С началом первой мировой войны была прервана художественная деятельность Зарецкого. Из автобиографии художника47 мы узнаем о его участии в «Великой войне 1914-1917 гг. и в гражданской войне с 1918 по 1920 г.» в составе армии генерала Деникина и позже - генера­ла Врангеля и о возобновлении творческой работы уже в эмиграции.

Мы не знаем точной даты отъезда Зарецкого из России. Мемуа­ристы свидетельствуют о случайных встречах с художником в Ялте (1919 г.)48, в Екатеринодаре (во время гражданской войны) и Констан­тинополе (1921 г.)49.

По всей вероятности, в Берлине Зарецкий оказался либо в конце 1921, либо в начале 1922 г. и прожил там до 1931 г.50, затем была Прага (1931-1950 гг.)51, Франция (1950-1959 гг.)52.

Как жил он все эти годы? Бедствовал, подрабатывал в газетах и жур­налах статьями о русских художниках53, иллюстрировал книги, участво­вал в театральных постановках в качестве декоратора; организовывал выставки своих рисунков, рисунков русских писателей; много сделал для возвращения культурных ценностей владельцам, будучи на посту директора Русского культурно-исторического музея (1941-1945 гг.)54.

О том, что Зарецкий, время от времени, возвращался к теме военного костюма, свидетельствует переписка художника. Так, в 1937 г., работая над театральной постановкой о восстании в Литве (1862 г.), М.В. До-бужинский спрашивал Зарецкого о кепках, которые носили в то время солдаты: «.были ли летом белые парусиновые штаны у солдат, и были ли высокие сапоги?», и просил выслать ему «маленький рисунок солда­та и офицера в походной форме»55. Получив от Зарецкого «обстоятель­ное письмо и рисунки», Добужинский вновь обращается к художнику за консультацией: «...носили ли офицеры китель в 60-х гг. ... фуражку... как прикреплялась кокарда на кепи. от нее вниз шла какая-то ленточка или позумент?»56. А писатель Ремизов, работая над альбомом «Ноздрев», просил Зарецкого описать ему «форму драгун... цвет»57.

Переехав в 1950 г. во Францию, Николай Васильевич первым делом вступает в Общество любителей русской военной старины58, много сде­лавшее в отношении хранения и изучения русской военной истории; рису­ет эскизы для юбилейных медалей в память 250-летия Санкт-Петербурга, 250-летия учреждения лейб-гвардии59 и 100-летия обороны Севастополя (1953-1957 гг.). Есть сведения, что незадолго до смерти Зарецкий рабо­тал над эскизом медали к юбилею Отечественной войны 1812 года. По свидетельству члена Общества любителей русской военной старины ху­дожника А.Б. Серебрякова60, медаль, изготовленная в память 150-летия Отечественной войны по эскизу другого художника, оказалась «много хуже, чем прежняя, нарисованная Николаем Васильевичем Зарецким»61.

Последние годы жизни художник провел в Русском старческом доме Земгора62 под Парижем, где продолжал плодотворно трудиться. Он организовал ряд персональных выставок, в частности: «Женщи­на в веках» (1953 г.), «Русский воин в литературе, живописи и музы­ке» (1954 г.). В Кормее его навещали художники М.В. Добужинский и А.Н. Бенуа, писатели В.П. Крымов63 и Б.К. Зайцев, художественный критик В.Ф. Зеелер, профессор Сорбонны Пьер Паскаль64 и др.

Последним детищем художника была работа над книгой «Русские писатели как живописцы и рисовальщики», вышедшей в свет на не­мецком языке через год после смерти художника (1960 г.) под редакци­ей профессора русской литературы Д.И. Чижевского. Рукопись книги и коллекция рисунков русских писателей Н.В. Зарецкого хранятся ныне в Бахметевском архиве Колумбийского университета65 (Нью-Йорк).



Умер художник после продолжительной и тяжелой болезни 18 ав­густа 1959 г. в Русском доме Земгора, похоронен на местном кладби­ще Yvelines66. Несмотря на 40 лет жизни вдали от Родины, художник оставался истинно русским человеком, который, по мнению совре­менников, «Россию любил страстно и нежно, любил больше прошлое, называл русских людей "русопетами" и искренне считал, что лучших людей, чем русские, на свете нет»67.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Киль Лев Иванович (1793-1851), один из основателей Общества поощре­ния художников, исполнил в 1815-1819 гг. по поручению императора Николая I серию с изображением костюмов русской армии, состоящую из 73 акварель­ных рисунков. Часть гравюр из этой серии исполнена самим автором, часть награвирована Леваше и П. Полем. Гравюры по рисункам Л.И. Киля стали главным источником для иллюстрации военного костюма эпохи императо­ра Александра I в книге А.В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» (1851-1861 гг.).

2 Белоусов Лев Александрович (1806-1854), живописец при Департамен­те военных поселений, автор серии литографий по рисункам С. Шифляра («Мундиры Российской армии», 1821 г.).

3 Орловский Александр Осипович (1777-1832), живописец, рисовальщик, гравер, литограф; в 1807-1817 г. по заказу великого князя Константина Пав­ловича исполнил серию акварельных рисунков военных форм русской армии. Часть этих рисунков были гравированы художником (57 листов для кавале­рийских полков, 16 листов военных форм), восемь листов гравированы ан­глийским художником Годби. Подр. см.: Верещагин В.А. Русская карикатура: А.О. Орловский. СПб., 1913. С. 70-87.

4 Шифляр Самуил Петрович, живописец, рисовальщик, литограф, гравер. В 1812-1815 г. гравировал портреты участников войны 1812 года (П.Х. Вит­генштейна, П.А. Строганова, М.А. Милорадовича и др.). Сотрудник Военно-топографического депо при Главном штабе, автор рисунков форм российской армии (1816-1822 гг.)

5 Материалы о творчестве Н.В. Зарецкого регулярно печатались в берлин­ском журнале «Gebrauchsgraphik» (1926-1928) и в парижских газетах «Русская мысль», «Русские новости», «Военная быль» (1951-1959). См. также: Русское искусство за рубежом / Сост. В. Булгаков, А. Юпатов. Прага; Рига, 1938. С. 16, 34, 57, 59; Гуль Р.Б. Я унес Россию: Апология эмиграции. Т. 1: Россия в Гер­мании. Н.-Й., 1981. С. 209-212; ДрейерВ.Н. фон. На закате империи. Мадрид, 1965. С. 33-35; Климов Е.Е. Встречи в Петербурге, Риге, русском зарубежье: Из воспоминаний художника. Рига, 1993. С. 75-78; и др.

6 См.: Северюхин Д.Я., Лейкинд О.Л. Художники русской эмиграции (1917-1941): Биограф. словарь. СПб., 1994. С. 284-285. В переиздании 2000 г. (Лейкинд О.Л., Махров К.В., Северюхин Д.Я. Художники Русского Зарубежья, 1917-1939: Биограф. словарь. СПб., 2000. С. 284-285) ошибки и неточности повторены. К примеру, авторы указывают, что Н.В. Зарецкий служил корне­том в 80-м Драгунском полку. Уточняем: Н.В. Зарецкий служил в 50-м Ир­кутском драгунском полку (РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Ед. 29092. Л. 1026-1027). Читаем далее: «В 1901 г. ... по его инициативе по обеим сторонам реки [Бере­зины] были установлены два памятных знака». Уточняем: памятники на Бере­зине в 1901 г. были установлены на одном берегу р. Березины по инициативе местного помещика И.Х. Колодеева, Н.В.Зарецкий был лишь автором проекта (ОПИ ГИМ. Ф. 143; ГАРФ. Ф.102 (Департамент полиции). Оп.99. Д.103. Ч.69. Л.6). Кроме того, в списке литературы, приводимом авторами в конце очерка, указана газета «Русская мысль» от 15 февраля 1957 г., которая в тот день не выходила в свет, и т.д.

7 Долинский М.З. Искусство и Александр Блок. М., 1985. С. 190,191; Они унесли с собой Россию... Русские художники-эмигранты во «Франции, 1920-е -1970-е годы: Из коллекции Ренэ Герра. М., 1995. С. 147; Вернер В. Забытый мастер // Памятники культуры: Новые открытия, 1994 / Сост. Т.Б. Князевская. М., 1996. С. 344-355; ЧистоваИ.С. Труды и дни Николая Зарецкого // Рисунки писателей: Сб. ст. СПб., 2000. С. 288-304; Толстой А.В. Из истории книжной и журнальной иллюстрации русских художников-эмигрантов // Изобразитель­ное искусство, архитектура и искусствоведение Русского зарубежья. СПб., 2008. С. 197, 198, 201; Демидова О.Р. Евгений Климов - забытый художник русской эмиграции // Там же. С. 111; Козырева Н.М. Письма М.В. Добужин-ского Н.В. Зарецкому // Там же. С. 176-189; ЩеблыгинаИ.В. Художественная коллекция Русского культурно-исторического музея в Праге (1934-1944): из истории создания // Художественная культура Русского зарубежья, 1917-1939: Сб. ст. М., 2008. С. 175; Российское зарубежье во Франции, 1919-2000: Био­граф. словарь: В 3 т. М., 2008. Т. 1. С. 577.

8 Точное место рождения Н.В. Зарецкого пока установить не удалось. По све­дениям РГВИА (Ф. 400. Оп. 9. Д. 29092. Л. 1033-1034), Н.В. Зарецкий - дворянин Московской губернии; по другим сведениям - Тамбовской губернии. См.: Адарю-ковВ.Я. Современные русские граверы: Рукопись // РГАЛИ. Ф. 689. Оп. 1. Д. 135. Л. 25; Лейкинд О.Л., Махров К.В., Северюхин Д.Я. Указ. соч. С. 284.

9 50-й Иркутский драгунский полк был создан 12 сентября 1895 г., форми­ровался в Новоборисове, Минской губернии, из эскадронов, выделенных по одному из шести разных драгунских полков. С 6 декабря 1907 г. был переиме­нован в 16-й Иркутский гусарский полк. До 1914 г. в боевых действиях не участвовал. См.: РГВИА. Ф. 3607. Оп. 1. Ед. 7452.

10ДрейерВ.Н. фон. Указ. соч. С. 35.

11 И.Х. Колодеев скончался 19 мая 1914 г. в своем имении Новоборисове,
Минской губернии, похоронен в саду усадьбы (могила не сохранилась).

12 Исполненный Н.В. Зарецким в 1902 г. (по заказу И.Х. Колодеева) аква-
рельный портрет генерал-майора Алексея Петровича Мелиссино хранится в
фонде рисунка Отдела ИЗО ГИМ. Колодеев был очень доволен художествен-
ным исполнением портрета и охотно предоставлял оригинал для снятия с него
копий. Об этом см.: Письмо И.Х. Колодеева Г.О. Раух от 10 февраля 1903 г.
(ОПИ ГИМ. Ф. 143).

13 Начальник 1-й Отдельной кавалерийской бригады генерал П.К. Ренненкампф
ходатайствовал перед начальником штаба 16-го армейского корпуса А.Н. Горнако о
разрешении участвовать в панихиде по погибшим на Березине французам местно-
го ксендза. Об этом см.: Письма Горнаки А.Л. Ренненкампфу П.К. и Ренненкампфа
П.К. Горнаке А.Л. от 2, 6 и 11 ноября 1901 г. (ОПИ ГИМ. Ф. 143).

14 ОКО [Зарецкий Н.В.]. Памятник Наполеону I в России: Эхо с берегов
Березины // Живописная Россия. 1902. № 73. С. 249-252; № 74. С. 264-267.
Автор установлен по библиографии работ Н.В. Зарецкого (РГАЛИ. Ф. 2474.
Оп. 1. Ед. 61. Л. 1).

15 Об открытии памятников на Березине см.: Северо-Западное слово. 1901.
22 нояб. (№1077); Новое время. 1901. 19 нояб. (№ 9236), 1 дек. (№ 9248); Санкт-
Петербург. ведомости. 1901. 19 нояб. (№ 318); Московские ведомости. 1901
(№ 327); Le Journal du Cher. 1902. 1 mai; Vosselshe Zig. 1901. 4 dec.; Deutsche
Zeitungen. 1901. 6 dec; Der Gesellinge Graudenz. 1901. 7 dec.; Marseillais. 1901. 6 dec.

16 Письмо Н.В. Зарецкого А.Н. Бенуа от 21 июня 1935 г. См.: ОР ГРМ.
Ф. 137. Оп. 2. Ед. 564. Л. 1.

17 Зенон Александрович Ленский (1864-1927), белорусский художник
польского происхождения, начальное образование получил в Виленской гим-
назии (1875-1883). Интерес к живописи пришел уже в Петербурге, во время
учебы в Горном институте. Сначала Ленский совмещал занятия с рисовальны-
ми классами при Академии художеств, после «внутреннего душевного кон-
фликта» сделал выбор в пользу живописи. Был вольным слушателем Акаде-
мии художеств (1885-1986 гг.), получил малые и большие серебряные медали
за натурные классные постановки. Продолжил обучение в Мюнхене; писал
пейзажи, портреты. В 1890 г. вернулся в Россию. Выставлял свои работы
в Минске (1898, 1911 гг.), Петербурге (1898 г.), Кракове (1900 г.) и Варшаве
(1901-1902 гг.). Умер в Варшаве. См.: УсоваН.М. Вяртанне iмя: Зянон Ленсю
// Наша Вера. Минск, 1999. № 3. С. 68-79.

18 Г.В. фон Вейссенгоф родился в имении Покревно, Ковенской губернии.
В 1874 г. семья переехала в Варшаву, где Генрих Вейссенгоф поступил в ри-
совальную школу В. Герсона (1874 г.). В 1878-1882 гг. обучался в Петербург-
ской академии художеств, сначала у М. Клодта, затем в батальной мастерской
Б.П. Виллевальде. За композицию «Перевозка раненых» (1889 г.) был удо-
стоен серебряной медали и звания художника. Последние годы жизни провел
в имении Русаковичи, Игуменского уезда, Минской губернии, изредка выез-
жая заграницу - в Мюнхен и Париж. Как приятель З.А. Ленского упоминается
в статье Н.М. Усовой (С. 70).

19 Речь идет о художниках З.А. Ленском и Г.В. Вейссенгофе.

20 Ционглинский Ян (Иван) Францевич (1858-1912), живописец, ученик
Академии художеств с 1879 по 1885 г., классный художник первой степени
(1885 г.), профессор искусств Высшего художественного училища (1902 г.),
академик (1906 г.), действительный член Академии художеств (1911 г.)

21 Письмо Н.В. Зарецкого А.Н. Бенуа от 21 декабря 1951 г. // ОР ГРМ.
Ф. 137. Оп. 2. Ед. 564. Л. 7.

22 Кардовский Дмитрий Николаевич (1866-1943), живописец и литограф.
С 1905 г. преподаватель Высшего художественного училища, профессор-
руководитель (1907 г.), действительный член Академии художеств (1911 г.)

23 Вельмин А.П. Художник Н.В. Зарецкий // Рус. мысль. П., 1957. №1083. С. 5.

24 Гуль Р.Б. Указ.соч. С. 209-212.

25 «Новое общество художников» было основано в конце 1903 г. в Санкт-
Петербурге выпускниками Академии художеств. Главным инициатором
и председателем НОХ был Д.Н. Кардовский. Помимо устройства художе-
ственных выставок в Санкт-Петербурге, Москве и других городах, Общество
оказывало поддержку, как нравственную, так и материальную, выпускникам
Академии художеств. НОХ перестало существовать весной 1917 г. Об этом
см.: Северюхин Д.Я. Старый художественный Петербург: рынок и самоорга-
низация художников. СПб., 2008. С. 377-381.

26 «Союз молодежи», как первое общество художников-новаторов в Рос-
сии, возник в ноябре 1909 г. Целью общества было «ознакомление своих
членов с современными течениями в искусстве, развитие в них эстетических
вкусов путем совместных занятий рисованием и живописью, а также обме-
ном мнений по вопросам искусства». В сферу деятельности членов общества
входило устройство выставок, платных лекций, театрализованных вечеров,
выпуск иллюстрированного сборника «Союз молодежи». В 1914 г. общество
прекратило существование. См.: Северюхин Д.Я. Указ. соч. С. 390-396.

27 Н.В. Зарецкий, зная о собирательской деятельности Н.В. Адарюкова,
посылает ему из Берлина экслибрис своей жены. См: Письмо Н.В. Зарецкого
Н.В. Адарюкову (б/д) // ОР ГМИИ. Ф. 22. Оп. 1. Д. 93.

28 Выставка книжного знака из собрания одесских коллекционеров. Одес-
са, 1969. С. 15.

29 К примеру, рисунки Н.В. Зарецкого оценивались от 20 до 50 руб., живо-
писные работы от 100 до 150 руб. См.: Сведения для каталога выставки НОХ
// ОР ГРМ. Ф. 25. Ед. 102.

30 Н.В. Зарецкий служил в Интендантском управлении с 9 октября 1907 г.
по 16 октября 1911 г. См.: РГВИА. Ф. 400. Оп. 11. Д. 53.

31 Там же. Л. 27.

32 Там же. Л. 24, 24 об.

33 Община Святой Евгении (Община сестер милосердия Красного Креста) -
благотворительная организация, созданная в 1882 г. в Петербурге под попечитель-
ством принцессы Евгении Максимилиановны Ольденбургской. С 1896 г. занималась
издательской деятельностью, в частности выпустила около 6,5 тыс. наименований
открыток с репродукциями произведений современных русских художников.

34 Альбом «Русская армия в 1812 году» с пояснительным текстом
Г.С. Габаева был издан в четырех экземплярах. На сегодняшний день выявлен
только один экземпляр под № 3, хранящийся в Отделе ИЗО РГБ (из собрания
А.В. Макарова). Не найдены пока экземпляры № 1 (дар автора И.Х. Коло-
дееву), экземпляры № 2, 4. По сведениям Г.С. Габаева, один экземпляр был
приобретен Национальной библиотекой Франции, другой - членом ИРВИО
П.П. Потоцким. (Г.Г. [Габаев Г.С.] Н.В. Зарецкий: Русская армия в 1812 г. //
Журнал ИРВИО. СПб., 1912. № 6-7. С. 183).

35 Ныне хранится в Отделе ИЗО РГБ. Корректура этого альбома с авто-
графом Н.В. Зарецкого была обнаружена в РНБ; там же хранится еще один
экземпляр из собрания К.А. Военского (с текстом, без иллюстраций).

36 См.: Справочный указатель художественных произведений комитета
о сестрах Красного Креста в пользу Общины Святой Евгении. Пг., 1915. С.
106-107. Полный комплект открыток «Русская армия в 1812 году» с репро-
дукциями акварелей Н.В. Зарецкого хранится в фонде И.Х. Колодеева Отдела
ИЗО ГИМ (ГИМ. 64708 ИК 7507-7518).

37 Справочный указатель... С. 331.

38 К классическому труду Г.С. Габаева «Роспись русским полкам 1812 г.» об-
ращаются отечественные историки, занимающиеся униформологией русской ар-
мии 1812 года, И.Э. Ульянов, Р.Н. Рахимов, А.А. Подмазо, В.П. Турусов и др.

39 Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения россий-
ских войск. СПб, 1851-1861. Ч. 10-18.

40 Письмо Н.С. Наркевича Г.С. Габаеву от 17 ноября 1911 г. // ОР РНБ.
Ф. 1001. Ед. 47. Л. 30-31.

41 Казин В.Х. Предисловие // Габаев Г.С. Роспись русским полкам в 1812 г.
Киев, 1912.

42 Габаев Г.С. Предисловие // Русская армия в 1812 г. СПб., 1912.

43 О выставке «В память 100-летия войны с французами за освобождение
Европы» в г. Бреславле см.: РГИА. Ф. 789. Оп. 13. Д. 196; Архив ВИМАИВ
и ВС. Ф. 22. Оп. 92. Д. 87.

44 Кроме Г.С. Габаева, в состав комиссии входили также начальник Артил-
лерийского исторического музея генерал Д.П. Струков (председатель), чинов-
ник особых поручений при августейшем президенте Императорской акаде-
мии художеств архитектор Ф.Г. Беренштам, начальник архива Министерства
народного просвещения К.А. Военский, начальник Морского музея полков-
ник В.К. Шенк, коллежский советник Э.О. Визель (хранитель музея ИАХ). Об
этом см.: РГИА. Ф. 789. Оп. 13. Д. 196. Л. 16.

45 Об истории передачи работ Н.В. Зарецкого в Музей 1812 года см.: ОПИ
ГИМ. Ф. 160. Оп. 2. Ед. хр. 383.

46 По мнению Г.С. Габаева, «большие фигуры солдат в типичных формах
1812 г. ... не сохранились». См.: Габаев Г.С. 100 лет годовщины 1812 года в свете
мундирования и музейного дела: Из воспоминаний участника подготовки к юби-
лейному 1812 г.: Рукопись, 1952 г. (ОР РНБ. Ф. 1001. Ед. 282. Л. 6 об, 17 об.)

47 РГАЛИ. Ф. 2474. Оп. 1. Ед. 61. Л. 1.

48 См.: ДрейерВ.Н. фон. Указ. соч. С. 35.

49 На рисунке Зарецкого « В библиотеке профессора Катанова», хранящегося
в РГАЛИ, стоит авторская подпись: «Константинополь, 1921». (РГАЛИ. Ф. 2416.
Оп. 1. Л. 5). На других рисунках (например, портрет бывшего донского помещика
Сарандинаки) стоит та же дата «1921», но без указания места написания.

50 Об этом подр. см.: Вернер В. Указ. соч. С. 344-355; Букреева Е.М. Ху-
дожник книги Русского зарубежья Николай Васильевич Зарецкий // Здабытш:
дакументальныя помнш на Беларуси Минск, (в печати). Вып. 12.

51 См.: КлимовЕ.Е. Указ. соч. С. 75-78.

52 См.: Букреева Е.М. Забытый художник // Золотая палитра: Инф.-аналит.
журн. М., 2010. № 1. С. 66-71; Она же. Русское зарубежье Николая Зарецкого
// Традиции исторической мысли: Материалы науч. семинара памяти проф.

  1. И. Злобина. М., 2010. Вып. 2. С. 113-118.

53 Gebrauchsgraphik. 1926. № 6. S. 63-64; 1928. № 6. S. 37-52; 1929. № 3.
S. 42-51; 1929. № 11. S. 8-51.

54 См.: Докашева Е.С. Указ. соч. С. 53, 79; Щеблыгина И.В. Указ. соч.

  1. 69, 77-79.

55 Письмо М.В. Добужинского Н.В. Зарецкому от 31 декабря 1937 г. Вос-
произведено: Козырева Н.М. Указ. соч. С. 179.

56 Письмо М.В. Добужинского Н.В. Зарецкому от 20 января 1938 г. // Там
же. С. 180.

57 Письмо А.М. Ремизова Н.В. Зарецкому от 28 августа 1951 г. Воспроиз-
ведено: ЧистоваИ.С. Указ. соч. С. 332.

58 Общество ревнителей военной старины было основано в Париже в 1946 г.,
выпускало сначала сборник, а с 1948 г. исторический журнал («Военно-
исторический вестник»). За время своего существования членами общества
были устроены несколько выставок, собраний и докладов. Общество приняло
участие в организации русского отдела в Военном музее в Париже, высту-
пило инициатором по выпуску настольных памятных медалей, отчеканенных
на Парижском монетном дворе. Всего было выпущено семь медалей, в том
числе: медаль в память 50-летия первой мировой войны, 50-летия начала До-
бровольческой армии, 200-летия ордена Св. Георгия. Сведения взяты из кн:
Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия. П., 1971. С. 303-304.

59 «К 250-летию основания лейб-гвардии Общество любителей русской
военной старины при содействии Гвардейского объединения и Французского
военного общества Sabretache выпустило большую историческую медаль. На
лицевой стороне изображен бюст императора Петра I , на обратной - надпись,
выполненная художником Н.В. Зарецким. Медаль отпечатана в 200 экземпля-
рах в бронзе и несколько в серебре». См.: Русское зарубежье: Хроника науч.,
культур. и обществ. жизни, 1940-1954. М., 2000. Т. 1 (1). С. 409.

60 Серебряков Александр Борисович (1907-1995), живописец, график, деко-
ратор, сын живописца З.Е. Серебряковой и инженера Б.А. Серебрякова, внуча-
тый племянник А.Н. Бенуа, член Общества любителей военной старины.

61 Письмо З.Е. Серебряковой Е.Е. Климову от 15 февраля 1963 г. Париж //
ОР ГРМ. Ф. 151. Ед. 6. Л. 27 об.

62 Земгор (Российский земско-городской комитет помощи российским граж-
данам и объединение земских и городских деятелей) - русская общественная
организация в русском зарубежье, начавшая свою деятельность в России и про-
должившая свое существование в эмиграции. Земгор вел широкую культурно-
просветительную работу, содержал на свои средства (полностью или частично)
65 учреждений в разных странах, в том числе школы и старческие дома. При
Земгоре работала Земельная комиссия по устройству русских в разных странах.
См. подр.: Ковалевский П.Е. Указ. соч. С. 223-225, 299.

63 Крымов Владимир Пименович (1878-1968), писатель, в 1920-1930 гг.
жил в Берлине, затем в Париже.

64 Пьер Паскаль (1890-1983), французский славист, знаток допетровской Руси,
специалист по творчеству протопопа Аввакума, почетный профессор Сорбонны.

65 Архив русской и восточноевропейской культуры и истории при Колум-
бийском университете (Нью-Йорк, США) является одним из самых богатых
хранилищ материалов русской эмиграции. Архив Н.В. Зарецкого хранится в
Бахметевском архиве Библиотеки редких книг и рукописей Колумбийского
университета.

66 Некрологи опубликованы: Рус. мысль. П., 1959. 20 авг. (№ 1410). С. 5; Вель-
мин А.П.
Н. Зарецкий // Там же. 29 авг. (№ 1414). С. 5.

67 Автор выражает глубокую благодарность за ценные консультации
и помощь в работе А.И. Бардеевой (РГБ), С.В. Белоусову (ПГПУ), Г.Г. Са-
пожникову, Е.А. Лукьянову, Е.Е. Николаевой, К.И. Счастливому (ГИМ);
А.В. Понтюковой (ГРМ), Р.Н. Рахимову (БГУ), а также белорусским коллегам
О.В. Калачовой, Ю.М. Лаврику, Т.И. Рощиной, Н.М. Усовой.
скачать файл


Смотрите также: