misle.ru страница 1
скачать файл




Савченко Д.Н.

Креатология. Вмешательство Трансцендентного в ход Истории и холизм

Наука опирается на опыт, экспериментальное подтверждение выдвинутых теорией идей, такова точка зрения господствующая в ХХ веке. Если опыт, как утверждалось ранее, составляет единственный источник научного знания, то человечество может придти к неразрешимому противоречию. Ибо, с одной стороны, наука – это «механизм» для порождения, добывания знания, с другой стороны может ли наука ответить на очень древний и актуальный во все времена вопрос о существовании Бога? Или может ли современная наука ответить на такие мировоззренческие вопросы: роль разума в наблюдениях, сущность и происхождение жизни, христианская антропология и антропный принцип, проблема возникновения Вселенной и свойства начальных этапов её развития, соотношение необходимого и случайного, конечного и бесконечного и т.д.?

Знаменитая теорема К. Геделя о неполноте достаточно богатой формальной научной теории говорит, что в «ней могут существовать истинные утверждения, которые не могут быть выведены в рамках данной теории, т.е. сведены с помощью формально-логических процедур к некоторой совокупности рациональных естественных истин. Для этого нужна метатеория, т.е. сверхтеория» (1, с.98).

Вообще теория (от греч. Theorein – «смотреть») является основой науки. Генрих Шмидт говорил, что в настоящее время теорией в противоположность голой эмпирии называется любое научное единство знания, в котором факты и моделирующие представления или гипотезы связаны в некоторую целостность, т.е. такое научное знание, «в котором факты подводятся под общие законы, а связи между ними выводятся из последних» (Фриз). Ко всякому теоретическому познанию, в силу того что теории неизбежно присущ гипотетический элемент, примешивается момент неуверенности; она приобретает вероятностный характер, причем обнаружение каждого согласующегося с этой теорией факта увеличивает степень её достоверности, а обнаружение факта, противоречащего ей, делает её менее достоверной, вероятной. Теория может быть как исходным пунктом научных исследований, так и их результатом (см. 2, с.438).

В данном рассуждении просматривается неизбежное обстоятельство, носящее мировоззренческий характер, некое всеобщее явление, а именно, что каждый добавленный к теоретическому знанию факт, может увеличить или уменьшить достоверность научных знаний, постулированный данной теорией. Эта «неуверенность», эта всеобщая вероятностность теории, научного знания вселяет общую неуверенность в достижениях науки. Самое главное, что отмечено на протяжении столетий, это вмешательство в ход Истории Трансцендентного. Трансценденция в самом широком смысле означает переход между двумя областями, особенно из области посюстороннего в область потустороннего (трансцендентного). Еще Кант исследовал имманентное и трансцентное. Трансценденцию изучали Гартман (дуализм познавательного акта), Хайдеггер (экзистенцфилософия), Сартр, Ясперс, Сергей Булгаков и др. Проявлением Трансцендентного обусловлена не только наука, но и искусство, а также отдельные проявления культа, например, символические действия, имеющие теургическое значение: чин богослужения, жертвы, таинства (в православной религии). В Трансцендентном есть какая то неизреченная тайна, символизм. Метафизическая парадигма ньютоновой классической механики, сформированная 300 лет назад, господствующая в науке, и во многом поныне, начисто исключила проявления трансцендентного начала в науке. Так, единое древо знания (наука и религия) распалось и началось противостояние между учеными и богословами (теологами). Так целое распалось на части, так расщеплено было единое знание. Вместе с тем на континууме исторического времени появился бравый южноафриканский генерал Я. Смэтс, который ввел понятие «холизм»(1926).

Холизм (от греч. holon – целое) означал точку зрения целостности, или учение о целостности. Впоследствии Дж. С. Холдейн основал холизм как учение (1931). Холизм предлагает «целостность мира как высшей и всеохватывающей целостности – и в качественном, и в организационном отношении, - целостности, обнимающей собой область психологической, биологической и, наконец, самой внешней, хотя и самой рациональной – физической действительности».

Вследствие всеобщего миропонимания в естествознании, что многообразие элементов действительности сводится к единственному (субстанциальному) виду бытия (редукционизму – лат. reductio – сведение, возвращение к прежнему состоянию), явилось выражение редукционизма в науке – механицизм. На базе механической картины мировых процессов удалось с единой точки зрения описать процессы, происходящие во Вселенной. Возникло представление об абсолютном детерминизме всех мировых процессов.
«Ситуация резко изменилась в первой четверти ХХ век, - говорит физик Ю.С. Владимиров,- с созданием квантовой механики и теории относительности, определившими лицо физики ХХ века. Для многих эти разделы физики представляются полезными, но слишком абстрактными, ассоциирующимися со сложными, мало понятными формулами. Но за ними кроется значительно большее и чрезвычайно важное для всего человечества: необходимость изменить мировоззрение и, в том числе взгляд на соотношение науки и религии. В итоге ньютонова метафизическая парадигма, фактически приведшая к конфронтации, была заменена на иную, приближающуюся к христианскому учению» (3, с.5, 6).
Итак, редукционизм, сыгравший значительную роль в развитии мировой науки и мировоззрения, в настоящий момент уступает холизму, который высшую и всеохватывающую целостность ставит во главу, а деление на части имеют место, но носят вспомогательный характер. Этот подход подвигает к сближению науки и религии.

Мало того холистические взгляды ученых, сделавших замечательные открытия, поставившие их на уровень гениев, или талантливых в своих областях исследований, обладали колоссальной верой в Бога-Творца всего сущего. Приведем несколько примеров.

Крупный естествоиспытатель ХIХ века Агассис сказал:
Наука – перевод мыслей Творца на человеческий язык. Мир есть самое наглядное доказательство бытия личного Бога, Творца всех вещей и Промыслителя мира.
Один из основоположников электродинамики – физик Ампер писал:
В природе мы можем наблюдать дела Творца и от них возвышаться познанием к Творцу. Хотя Бог скрывается в Своем творении в некоторой мере так, как действительные движения звезд закрываются мнимыми, однако мнимые движения звезд ведут к познанию действительных, и, подобно этому, знанием дел творения мы возвышаемся к Творцу и отчасти даже созерцаем Его Божественные свойства.
Известный ученый, физик и математик Стокс засвидетельствовал:
Что касается утверждения, будто недавние научные изыскания показали, что Библия и религия ложны, то на это я отвечу прямо: этот взгляд совершенно ложен! Я не знаю никаких здравых выводов науки, которые бы противоречили христианской религии».
Холистическое креатологическое христианское православное мировоззрение приводит к изменениям во всех областях научного знания и открывает ключ к самим способам научного познания. Современная научная теория познания стоит на постулате, что важнейшим и основным источником научного знания является трансцендентное знание, получаемое человеком от Творца светов в результате интуитивного прозрения. Это подтверждает единство научного, философского и религиозного способов познания, а также способов познания в культуре и искусстве.

Все начала любых теорий интуитивны. Даже сам процесс научного поиска на теоретическом уровне также интуитивен и не является рациональным. В голове исследователя заранее должна существовать идея будущей теории. Интуиция, вдохновение - вот источник величайших научных достижений. Знание, по заявлению Локка в «Опыте о человеческом разуме», «состоит в созерцании умом (mind) своих идей» Наиболее ясным видом познания Локк считал непосредственное, или интуитивное, познание. Так называл он тот вид познания, при котором «ум воспринимает соответствие или несоответствие двух идей непосредственно от них самих, без вмешательства других идей». Такого рода знание, по Локку, — «самое ясное и достоверное, какое только возможно для человеческой слабости». Эта часть познания «неотразима: подобно яркому солнечному свету она заставляет воспринимать себя непосредственно, как только ум устремляет свой взор в этом направлении. Для колебания, сомнения, изучения не остается никакого места: ум тотчас же заполняется ее ясным светом». С особой силой Локк подчеркивает, что при непосредственном созерцании, или интуитивном познании, ум «не нуждается... в доказательстве либо изучении, но воспринимает истину, как глаз воспринимает свет, только благодаря тому, что он на него направлен» (4, с. 433) И от такого непосредственного созерцания, или интуиции, по мнению Локка, всецело зависит достоверность и очевидность «всего нашего познания». Кто требует от знания большей достоверности, тот «не знает сам, чего требует, и только показывает, что он хочет быть скептиком, не имея к тому способности» (4, с.435).

В то же время Фихте пытался построить теорию науки, или теорию познания, — «наукоучение» (Wissenschaftslehre). По замыслу Фихте все основоположения науки, образующие систему Наукоучения, должны быть выведены из деятельности абсолютного субъекта. Этот субъект называется у Фихте «Я». Самый объект как одно из необходимых понятий в системе Наукоучения «полагается» деятельностью «Я». Этот объект Фихте называет «Не-Я».

Противоречие между «Я» и «не Я» разрешимо, так как познание реализуется в актах понимания (Intelligenz) при посредстве созерцания и сообразно законам этого созерцания (см. 5, с.343). Созерцание это Фихте называет интеллектуальным созерцанием, или интеллектуальной интуицией (intellectuelle Anschauung). По разъяснению самого Фихте, оно есть свойственное философскому уму «созерцание самого себя при выполнении акта, благодаря которому у него возникает Я» (5, с. 463).

Сознание, раскрывающееся в актах «интеллектуальной интуиции», есть, по Фихте, «особое, а именно непосредственное сознание» (5, с. 465). В отличие от Канта, который допускал для человека только чувственные интуиции и видел в них условие опытного познания, но никак не средство познания вещей самих по себе, а также в отличие от Якоби, который, правда, признавал возможность познания высшей реальности, но средством такого познания считал интуицию чувства, Фихте подчеркивает нечувственный характер интуиции, ведущей к познанию жизни. Это, поясняет он, «созерцание, а именно не чувственное созерцание, которое касается материального существования, а созерцание одной только деятельности, которая не есть нечто неподвижно пребывающее, а есть постоянно движущееся, не бытие, а жизнь» (5, с. 465).

Шеллинг утверждает: чтобы в момент, когда «наш интеллект совершает известное действие, мы одновременно созерцали и самый процесс этого действия». Такое созерцание интеллектуального действия в момент его совершения и есть, согласно Шеллингу, «интеллектуальная интуиция». Так же как у Фихте, она мысль, направленная на деятельность мышления. По Шеллингу, интеллектуальная интуиция есть ключ к разрешению диалектических противоречий — противоречий абсолютного и относительного, бесконечного и конечного, объекта и субъекта, природы и сознания, необходимости и свободы.

Все эти взгляды Локка, Фихте, Шеллинга и других философов исследованы В.Ф. Асмусом, который дал блестящий анализ проблем интуиции в философии и математике, и работа которого послужила основой нашего анализа (6, с.24-100).

Все сказанное нами в этом кратком философском обзоре свидетельствует о том, что интуитивному познанию принадлежит главная роль в процессе научного познания. Более того развитие науки происходит не по воле человека (как он думает), а направляется Божественным Промыслом и Божественным Разумом в том направлении, куда хочет Творец всяческих. Познание человеком реальной действительности окружающего мира можно представить себе, как единый целенаправленный процесс, в котором Трансцендентному началу принадлежит ведущая роль. Познание представляет собой процесс присоединения ограниченного человеческого разума Лучам божественной Мудрости. В основе когнитивного процесса лежит интуитивное знание, непосредственно получаемое человеком от Бога.

Чем глубже ученые изучают Вселенную, чем больше открытий они делают на основе своих интуитивных озарений, тем больше обнаруживают в мироздании свидетельств порядка, разумного устройства и умного замысла Творца.

Православная вера, православное богословие, «живые» православные догматы, мистический опыт подвижников и Отцов Церкви, всё это живет и действует под благодатным воздействием нетварной божественной энергии, Лучей Божества, как писал Святитель Палама. Его гениальное прозрение о том, что образ Божий в человеке заключается прежде всего в способности человека творить из ничего и распоряжаться даром творчества, определяет человеку особое место в мироздании, выделяя его из Него.



Творческое познание всегда богостремительно, оно не может удовлетвориться дурной бесконечностью относительных истин, ему нужен абсолют. Св. Григорий Палама утверждал, что каждый человек является божественным избранником. Люди различаются лишь разнообразием харизматических даров, талантов, а также способностью и готовностью принять божественную благодать. Те, кто проповедуют, те, кто исцеляют, те, кто занимаются познанием, те, кто занимаются наукой, и вообще все те, кто получают благодать Божественного Духа, имеют харизматический дар, больший или меньший, каждый в своей области.

В ХХI веке появилось много верующих православных ученых, которые убеждены в неразрывном единстве науки, философии, религии, выступающих как части в едином древе знания. Живые догматы Православной религии открывают врата креатологическому холистическому подходу в развитии науки. Необходимо преодолевать тенденциозность при рассмотрении той или иной проблемы «с позиции религии» или «с позиции науки».




Литература

  1. Кречет В.Г. Физика и богословие в историко-метафизическом контексте // Сб. докладов конференции «Христианство и наука», М: Моск.Патриархат, Отдел религиозного образования и катехизации, 2005. – 317 с.

  2. Философский словарь. Основан Генрихом Шмидтом. М.: «Республика», 2003.- 575 с.

  3. Владимиров Ю.С. На пути к единству научной и богословской картин мира / Международные рождественские образовательные чтения. В сб. «Христианство и наука», М., 2006 . – 330 с.

  4. Локк Д. Избранные произведения в двух томах, т.1., М.: 1960.

  5. Fichte J.G. Sämtliche Werke, erste Abtheilung, erster Band, Berlin, 1845.

  6. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. Очерк истории: XVII – начало ХХ в., М.: УРСС, 2004. – 320 с.
скачать файл



Смотрите также: